Вечер романсов к 170-летию Римского-Корсакова

Татьяна Елагина, 09.10.2014 в 21:00

Николай Андреевич Римский-Корсаков. Портрет кисти Валентина Серова

Уж так повелось на Руси, в каждом виде искусства есть лидер: или «солнце русской поэзии» А. С. Пушкин, или «наше всё» П. И. Чайковский. Другие, тоже признанные и почитаемые классики, неизбежно оказываются в тени.

Вот и юбилей Николая-Андреевича Римского-Корсакова, пусть не самый круглый, 170-ти летие, случившееся в марте 2014 года, в Большом театре отметили скромно — всего лишь переносом на Историческую сцену обновлённой «Царской невесты». Но начавшийся сезон порадовал очередным событием от артистов Молодёжной оперной программы — вечером романсов Римского-Корсакова в Бетховенском зале. Вдохновителем, ведущим и одним из концертмейстеров на сей раз стал новый для Большого театра гость — композитор и пианист Александр Покидченко.

Романсовая лирика Римского-Корсакова далеко не так популярна, как произведения Чайковского или Рахманинова.

Даже среди профессиональных вокалистов с ходу вряд ли кто вспомнит больше пяти названий, не говоря уже о меломанах. В чём причина? Отчасти объяснение можно найти у М. Рахмановой.

В отличие от марафона предыдущих сезонов, включившего все 104 романса Чайковского, на сей раз устроители не ставили столь грандиозную задачу. Но прозвучавшие 29 романсов Римского-Корсакова уже восполнили пробел в музыкальном образовании, причём для обеих сторон — и для слушателей, и для молодых певцов. Именно этот вечер 5 октября, открывший концертный сезон Молодёжной оперной программы,

нёс дополнительную интригу: публичное знакомство с «новенькими», только что принятыми в Молодёжку певцами.

Сразу отмечу — все пятеро сразу показались молодцами, во многом увереннее предыдущих наборов.

Программа была составлена по традиционному принципу — от ранних опусов к зрелым, но более избирательно, чем в цикле Чайковского.

Открывать концерт досталось уже знакомому по приглашениям в программы прошлого сезона выпускнику Московской консерватории Андрею Морозову. Ранний романс «В тёмной роще замолк соловей» на стихи И. Никитина он начал как «первый блин», с небезупречной интонацией. Гораздо лучше благородный баритон Морозова зазвучал во втором его выходе с романсом «Редеет облаков летучая гряда» на стихи Пушкина. «Не верь мне, друг» на стихи А. Толстого показался не до конца впетым, требующим доработки.

По прихотливой игре случая следом за Андреем вышла на сцену его однофамилица — Екатерина Морозова. Удивительное дело, прежде чем стать артисткой Молодёжной оперной программы, аспирантка Петербургской консерватории уже достойно исполнила сложнейшую партию Фьордилиджи в премьере «Cosi fan tutte» на Новой сцене Большого театра в мае 2014 года.

У певицы крупное лирико-драматичесоке сопрано, много пластики и длинного легато во фразировке,

общее впечатление взрослости и даже «примадонского» шика, эффектные внешние данные. Одно досадное «но» — мало текста, дикция по-русски размазана, угадать удалось едва ли половину слов. Из трёх исполненных ею романсов: «Свитезянка» на стихи А. Мицкевича, «Горними тихо летела душа небесами» на стихи А. Толстого и «Красавица» на стихи Пушкина более всего понравился возвышенно-философский А. К. Толстой, где, собственно, важнее общее настроение.

Напротив, совершенно блестящее владение словом показал другой выпускник Санкт-Петербургской консерватории, ученик знаменитого баса Николая Охотникова Александр Рославец. У этого могучего баса не только солидная не по годам внешность, но и исполнение зрелое, обдуманное. «Гонец» на стихи Г. Гейне был хорош, а знаменитый пушкинский «Анчар — древо смерти» во втором отделении потряс откровением. Если бы нам в школе много лет назад давали слушать такое проникновенное исполнение этого романса вместо зазубривания пушкинских строф!

И, поскольку уже пренебрегла порядком номеров ради характеристики участников концерта, ещё расскажу о двух новичках. Оба они — выпускники вокально-дирижерского факультета Национальной музыкальной академии Украины им. П. И. Чайковского.

Руслана Коваль — обладательница лёгкого свежего сопрано и совершенно чарующей нежной внешности.

В первом выходе — «Когда волнуется желтеющая нива» на стихи М. Лермонтова, слышалась робость, но финальная нота была отлично сфилирована. Маленькие интонационные неточности можно было уловить и в двух романсах второго отделения — «Свеж и душист твой роскошный венок» на стихи А. Фета и «Дева и солнце» на стихи А. Майкова. Общего впечатления от девически-весеннего исполнения, сулящего интересное развитие артистки в дальнейшем, они не испортили.

Очень юным и не по-оперному гибким выглядит и баритон Александр Киреев. У него индивидуальный тембр, не похожий ни на кого, продуманное звуковедение и внимание к тексту. Из двух романсов ярче показался по-восточному колоритный «Встань, сойди!» (Еврейская песня) на стихи Л. Мея. Но и «Ненастный день потух» передал глубину и сдержанность поэзии Пушкина.

Трое уже знакомых теноров продолжили каждый свою линию.

Садившийся неоднократно за рояль Александр Покидченко играл фортепианную партию столь увлечённо, что провоцировал порой вокалистов, всё же ещё не очень опытных, на форсирование звука и эмоций. Особо заметно это оказалось у Богдана Волкова. Тонкий музыкант, чуткий к партнёрам, Богдан удачно исполнил первый свой номер «Прости! Не помни дней паденья» на стихи Н. Некрасова, но пережал в кульминации «Ещё я полн, о друг мой милый» и вернулся к привычной лирике в «Тихо море голубое!» (оба на стихи А.Майкова).

Звонкоголосый позитивный Павел Валужин чуть смазал верхнюю ноту в первом «Шёпот, робкое дыханье», много лучше спел «Я пришёл к тебе с приветом» (оба на стихи А.Фета) и во втором отделении исполнил «Я умер от счастья» на стихи Л. Уланда.

Два романса подряд от Арсения Яковлева завершали первое отделение концерта.

Если одним словом — убедительно! «Цветок засохший» на стихи Пушкина был, к счастью, без слезливой сентиментальности, что проскальзывает в этом произведении и в записях мастеров. А «Звонче, жаворонка пенье» на стихи А. Толстого словно и писалось для именно такого, напористого и весомого di forza тембра.

Двое «ветеранов» Молодёжки, ставших в этом сезоне штатными артистами Большого театра, порадовали своим участием.

Меццо-сопрано Юлия Мазурова из изящного бутона наконец превратилась в пышный цветок — и голосом, и манерой.

Стройность и молодость всё те же, но тембр погустел, появился особый лоск в отделке музыкальных фраз. Очень удачно прозвучала у Юлии другая «Еврейская песня» на стихи Л. Мея. Второе отделение открывал романс «Дробится и плещет, и брызжет волна» на стихи А. Толстого — и снова ориентальная пряность мелодии, так любимая автором бессмертной «Шехеразады», органично легла на чувственный голос Мазуровой. Но уже после основной программы на бис Юлия исполнила совсем ранний op. No. 2 «Щекою к щеке» на стихи Г. Гейне — просто и мило.

Андрей Жилиховский в этот раз раскрылся по-новому.

Оба исполненных им романса: «Когда гляжу тебе в глаза» на стихи Г. Гейне и «Для берегов отчизны дальной» на стихи Пушкина объединяла исповедальная искренность на мецца-воче и умение припрятать огромный бронзовый баритон вплоть до финальной кульминации. Так поют в храме, или для очень близких друзей.

Завершало второе отделение выступление Кристины Мхитарян. И прелестная «Нимфа» на стихи А. Майкова, и большая содержательная баллада «Сон в летнюю ночь» на стихи Пушкина показались мастерски отделанными работами. Ни убавить, ни прибавить. Финальный бис тоже справедливо достался Кристине — знаменитый «Пленившись розой, соловей» на стихи А. Кольцова долго не отпускал, звучал внутри, совпадение интерпретации артистки с музыкой и текстом совершенно полное!

Подробнее о пианистах.

Фортепианная партия у Римского-Корсакова в большинстве романсов насыщенная, есть где показать и технику, и нюансы гармонии.

Александр Покидченко, кроме уже отмеченных моментов перехлёста, в других опусах играл корректно, но индивидуально броско, по-композиторски придавая фактуре свои особые краски. Валерия Прокофьева, серьёзный камерный музыкант, опять отличилась техничностью и ансамблевой слаженностью с вокалистами. Новая пианистка Елизавета Малашенко влилась в Молодёжную программу как родная. У девушки мягкое туше, умение слышать голоса певцов и, что ценно, удовольствие на лице от процесса музицирования.

В целом, вечер оставил впечатление встречи с чем-то академическим стройным, без блеска и суеты.

Когда выйдет эта статья, состоится и повтор Вечера романсов Римского-Корсакова 8 октября в том же Бетховенском зале. Программа и состав участников немного другие, концертмейстеры и ведущий, Александр Покидченко, — те же. И это замечательно!

Как то невнятно прозвучало в предисловии к концерту от Александра Покидченко про следующую «серию», которая напрашивается сама собой — ведь не прозвучала ни «Октава», ни величественный «Пророк», не говоря уже о множестве других, не столь популярных романсов. В афише Бетховенского зала до конца 2014 года новый вечер Римского-Корсакова не планируется. Но понадеемся на 2015-й, он уже совсем скоро!

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Бетховенский зал Большого театра, Большой театр

Персоналии

Николай Римский-Корсаков

Произведения

Романсы

просмотры: 3926



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть