Юрий Александров: «Что-то расшутился я в Казани»

Татьяна Мамаева, 18.09.2014 в 16:57

Юрий Александров

Режиссер полагает, что надо бежать впереди публики, но не убегать далеко

На днях Татарский театр оперы и балета им. М. Джалиля открвает юбилейный сезон. Казанской опере ни много — ни мало, а 140 лет. Открытие сезона обещает быть веселым — режиссер Юрий Александров подготовил премьеру комической оперы Гаэтано Доницетти «Любовный напиток».

«Хочется дарить светлые и добрые эмоции»

— Юрий Исаакович, это вторая ваша комическая опера, поставленная в Казани. Решили веселить публику?

— Вторая комическая, а вообще-то третья, была еще и «Аида». Что-то я расшутился в Казани. Время такое ныне непростое, злое, вот и хочется подарить людям светлые эмоции. Хочу, чтобы в зале посмеялись, хотя это так сложно — смешить людей. Смех бывает разный. Бывает цирковой — клоун подскочил, ударил по лбу палкой, все хохочут. Нам этот смех не подходит. Бывает смех текстовой, у нас его быть не может — по-итальянски поем. Значит, будет самый сложный смех — ситуационный. Это когда ситуация рождает комизм. Но заставить людей живо реагировать и смеяться в опере — это очень сложно.

— Выбор «Любовного напитка» был ваш или театра?

— Театра. В спектакле должна была участвовать замечательная певица Альбина Шагимуратова, но она готовится стать матерью, и это святое. «Любовный напиток» я ставил много раз, в том числе был спектакль с Анной Нетребко. Версия, которую увидят казанцы, — особенная. Она была посвящена памяти Евгения Колобова, я ставил ее в «Новой опере». И в ней можно проследить мое отношение к искусству вообще, потому что в этой вещи я вижу проблемы нашего непростого века.

— Какие именно?

— Что такое любовный напиток? Наше время упростило отношение к любви, уходит романтика, исчезли переписка и ухаживания, остались СМС и стакан не очень хорошего напитка, краткосрочная «любовь» — и люди разбегаются. С другой стороны, сейчас в опере время перепутья, «кулинарное» существования оперы, когда она услаждала слух, закончилось. Позже появилась немецкая режиссура, осмысленная, социальная, но когда ушли основатели этого жанра, она тоже начала вырождаться. Спектакли, поставленные в стиле модерн, стали похожи один на другой.

Сейчас мы должны решить, что же нам ближе: красивая и архаичная опера или жесткая современная? И эти два мотива сталкиваются в моем спектакле. Мы начинаем с оперы 19 века, полной романтизма, то, что на генетическом уровне ждет от оперы зритель. Но затем мы взрываем эту красоту и переходим в сегодняшний день со всеми его проблемами. И появляются комические ситуации. Один из персонажей становится гидом, который водит группу японцев, действие переносится в современный жесткий мир. Но в конце спектакля побеждает красота, это происходит, как только Адина побеждает в себе эгоизм. Возвращается понятие любовного напитка как сосуда, из которого надо пить маленькими глотками.

«Режиссер хочет бежать впереди публики»

— Экскурсовод, группа японцев, а это не будет напоминать «Трубадура» Херманиса?

— Я не знаю Херманиса, а «Трубадур» — это самая моя нелюбимая опера Верди. Наверное, все что-то напоминает, моноцикл напоминает велосипед и так далее. Я поставил «Любовный напиток» шесть лет назад, до Херманиса.

— То, что увидят казанцы, это перенос спектакля из «Новой оперы»?

— Это перенос, но не полный. В Москве я ставил спектакль полтора месяца, в Казани — намного меньше времени. Но я должен был разобраться с исполнителями и поставить подробный спектакль. Поэтому в спектакле что-то поменялось, чтобы не повредить главному. В Казани качественные певцы, и это здорово, это помогает поставить графически точный спектакль.

— Кто работает с вами в команде?

— Сценограф Вячеслав Окунев, мой постоянный соавтор, он — главный художник Михайловского театра. Музыкальный руководитель постановки — дирижер из Голландии Винсент ван Корт. Певцы приглашены из театра Станиславского и Немировича-Данченко, из «Новой оперы». Кастинг был проведен качественно. Хороший хор, поет отменно. Декорации заказывали в Москве, их делали в хороших мастерских, костюмы — очень красивые — шили в Казани. Каждый костюм — произведение искусства. В спектакле заняты два состава исполнителей. Правда, Адины у нас три. Две приглашенных, и одна из Казани.

— Когда Альбина Шагимуратова вновь обретет хорошую форму, она войдет в спектакль?

— Конечно, он замышлялся для нее. Когда это понадобится, я готов приехать в Казань и ввести ее в постановку.

«Любовный напиток» иногда ставили как комедию дель арте, как бытовую историю, мне захотелось сделать спектакль на грани эпох — в смысле жанра, в смысле темы любви. Это важно — посмотрите, сколько у нас сейчас в стране разводов. Всегда в спектакле есть режиссерские амбиции, хочется бежать впереди публики. С другой стороны, надо бежать так, чтобы публика не потеряла тебя из виду. Публика на уровне подсознания ждет, что она увидит в театре то, что не видела в жизни. Надо помочь ей погрузиться в сказку. Вот с этой иллюзии и начинается спектакль. Но потом появляется современная история, и на их стыке рождается искра, которая должна пробудить интерес зрителя. А побеждают в спектакле красота и любовь.

Беседовала Татьяна Мамаева

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть