Вокальный забег на длинную дистанцию

На международных конкурсах Елены Образцовой в Санкт-Петербурге

Игорь Корябин, 04.09.2014 в 20:22

Финал Конкурса Елены Образцовой

Кажется, ничего подобного в мире еще не было… Сам факт того, что в городе на Неве по линии Благотворительного фонда (Москва) и Культурного центра (Санкт-Петербург), возглавляемых Еленой Образцовой, одновременно прошли сразу два вокальных конкурса – V Международный конкурс юных вокалистов и Международный конкурс камерной музыки памяти испанской певицы Кончиты Бадиа (1897–1975) – однозначно достоин занесения в Книгу рекордов Гиннесса! Конкурсные прослушивания прошли с 25 по 30 августа, а жеребьевка участников и гала-концерт «С любовью к Вам, Елена Образцова», ознаменовавший открытие названных конкурсов, состоялись 24 августа. Эти два конкурса и положили начало череде юбилейных мероприятий, посвященных 75-летию выдающейся примадонны: сию знаменательную дату она отметила 7 июля.

Елена Образцова своего возраста не скрывает, но и в 75 она по-прежнему полна планов и творческой энергии,

направленной на передачу богатейшего опыта и знаний начинающим исполнителям, на открытие новых молодых талантов. К сожалению, почтенные годы способны иногда вносить в эти планы непредвиденные коррективы. По причине недавно перенесенной болезни зачинщица и идейная вдохновительница обоих конкурсов, которая должна была возглавить их жюри, принять участие в рабочих прослушиваниях не смогла. К счастью, в составе международного жюри (единого на оба конкурса) собрались преданные друзья Елены Образцовой, ее верные соратники по творческому цеху. В результате два впечатляющих конкурсных проекта певицы, «по-образцовски» дерзко и темпераментно сведенные в Санкт-Петербурге в одной точке пространства и времени, несмотря на неожиданный форс-мажор, состоялись в конце августа в полном соответствии с запланированными объемами и сроками.

Роль сопредседателя жюри V Международного конкурса юных вокалистов взяла на себя Галина Писаренко, а роль сопредседателя Международного конкурса камерной музыки памяти Кончиты Бадиа – Хуан Понс. Уверен, обе эти персоналии – нашу замечательную певицу-сопрано, ныне профессора Московской консерватории, а также всемирно известного испанского баритона – истинным любителям музыки представлять не надо. Понятно, не потребуется это и в отношении таких членов жюри, как Маквала Касрашвили и Рузанна Лисициан: это всё имена, говорящие сами за себя, золотая «коллекция» отечественной вокальной школы. Благодаря участию во многих конкурсных мероприятиях Елены Образцовой давно уже успел стать «своим» в Петербурге и обаятельнейший итальянский бас-баритон Бруно Пратикó, один из ведущих представителей мирового комического оперного амплуа.

О двух оставшихся членах жюри несколько слов сказать всё же необходимо.

Сопрано из Эквадора Беатрис Парра Дуранго, будучи ученицей Нины Дорлиак, в свое время с отличием окончила Московскую консерваторию и смогла сделать вполне удачную международную карьеру: на протяжении пятнадцати сезонов подряд она была звездой Колумбийской оперы в Боготé, исполняя самый разнообразный оперный репертуар. В 1975 году на конкурсе в Сантьяго-де-Компостела (Испания) выиграла премию Кончиты Бадиа, а старожилы Большого театра, возможно, еще помнят ее Микаэлу в «Кармен» Бизе. Ныне у себя на родине Беатрис Парра Дуранго руководит фондом развития оперного искусства, оказывает поддержку молодым певцам и является ректором Консерватории имени Марии Каллас в Гуаякиле.

Единственным «непоющим» членом жюри оказался испанец Мигель Лерин. Оперный менеджер и правнук знаменитого тенора Франсиско Виньяса, сегодня он является промоутером знаменитого конкурса в Барселоне, носящего имя его прадеда. Весьма символично, что в 1970 году I премию на нем завоевала Елена Образцова. Символику межнациональной исполнительской преемственности, несомненно, усиливает и то обстоятельство, что наша примадонна, награжденная медалью Энрике Гранадоса за выдающееся исполнение его сочинений, была ученицей Кончиты Бадиа, а та, в свою очередь, была любимой ученицей композитора, который неоднократно ей аккомпанировал. Так, на своем первом сольном концерте в 1915 году Кончита Бадиа исполнила премьеру вокального цикла Гранадоса «Любовные песни»: два его номера – «Llorad, corazón, que tenéis razón» и «Gracia mía» – композитор посвятил ей.

Весьма любопытно, что именно в эти же дни (с 25 августа 30 августа) на заокеанском континенте в Лос-Анджелесе состоялась очередная ежегодная «Опералия» Пласидо Доминго. Совпадение? Конечно же!

Но совпадение и впрямь необычное:

в рамках «Опералии» всегда проходит «конкурс в конкурсе» – состязание на лучшее исполнение сарсуэлы. Но так ведь и в нашем «испанском» конкурсе опциональный конкурс сарсуэлы (правда, не в два, а в один тур) тоже присутствовал! И эта случайная (или неслучайная?) перекличка также необычайно символична, ведь в сегодняшнем мировом пространстве оперы и академического вокала поистине нет границ. За последние лет десять-пятнадцать наш такой большой, правда, всё еще неспокойный мир стал особенно тесным и взаимопроникаемым.

Лариса Поминова — Первая премия

Наконец, еще более символичным является то, что от дочери знаменитой испанской певицы, Марионы Агусти Бадиа, много сделавшей для сохранения творческого наследия своей матери, в адрес Елены Образцовой, инициатора проведения этого памятного конкурса, поступило трогательное приветствие, в котором есть такие слова: «Слезы радости всё еще текут из моих глаз. Это твоя любовь к песне, которая тесно связана с душой народа… <…> И ты, из такого далёка, смогла понять эту музыку подобно тому, как русские композиторы раскрыли миру душу русского народа». К сожалению, незадолго до конкурса Мариона Агусти Бадиа ушла из жизни, поэтому на «испанский» конкурс в Санкт-Петербург по приглашению Елены Образцовой прибыли внучка и правнучка Кончиты Бадиа. Они и вручили награды победителям.

Классическая музыка – едва ли не единственное средство, которое – независимо от языка, на котором мы говорим, и национальной культуры, к которой мы принадлежим – способно в этом мире всех нас объединить. То, что это так, за неделю, проведенную на обсуждаемых конкурсах в стенах Санкт-Петербургской филармонии («детский» конкурс проходил в Бетховенском фойе, а «испанский взрослый» – в Большом зале), можно было ощутить в полной мере. На «детский» конкурс прибыло 147 (!) участников из 11 стран, на «испанский взрослый» – 39 из 6-ти (или 7-ми: непонятно, как считать из-за того, что одна певица с русской фамилией одновременно представляла и Великобританию, и Эстонию). Прослушивания юных вокалистов, начинаясь в 11-12 часов утра и проходя в два тура по трем возрастным группам (9-11 лет, 12-14 лет и 15-17 лет), заканчивались в 4-5 часов вечера, буквально перед началом прослушиваний участников камерного конкурса, которые, начинаясь в 7, продолжались до 10-11 часов вечера. А жюри еще ведь требовалось и время на обсуждение!

Да и число финалистов «детского» конкурса, то есть прошедших на второй тур, оказалось немалым — 58!

Из-за чрезвычайно плотного графика со второго дня прослушиваний первого тура конкурса памяти Кончиты Бадиа жюри приняло корректирующее решение. На первом и втором туре – во второй тур прошли 20 человек – участникам «испанского» конкурса по собственному выбору было предложено исполнять только два из трех сочинений, заявленных согласно регламенту, но участия в конкурсе сарсуэлы, если оно было запланировано конкурсантом, это не коснулось: данная номинация проходила по особой статье. Вынужденное решение жюри также не коснулось и третьего тура: на нем по-прежнему исполнялись три произведения в различных номинациях, а сам он с 7 допущенными на него исполнителями состоялся лишь днем 30 августа – тогда, когда результаты «детского» конкурса уже были известны, но еще не оглашены. И уже вечером того же дня награды обоих конкурсов нашли своих героев, после чего состоялся совместный финальный гала-концерт лауреатов.

Когда в своем видеообращении к участникам и публике на открытии конкурсов Елена Образцова представляла членов жюри, в тот момент я еще даже и не представлял, какой большой объем работы этому жюри придется проделать. За конкурсную неделю устали все: и конкурсанты, и члены жюри, и публика, которая ко всему происходящему явно была небезучастна, и ваш покорный слуга.

Но конкурсы были интересными — это факт, и это того стоило!

По словам Хуана Понса, которого чувство юмора не подвело и в этой «критической» ситуации, «жюри на неделю просто заперли в этом здании, но эти дни были на редкость счастливыми, а сам плен оказался удивительно необычным, богатым на яркие музыкальные впечатления». По мнению всех членов жюри, которые из своего плотного расписания для общения с журналистами смогли выкроить лишь полчаса перед финальным гала-концертом, работа была трудная, но однозначно благодатная.

Что касается меня, то на первый план я, конечно же, ставил конкурс камерной музыки памяти Кончиты Бадиа, который обещал потрясающую программу. Где еще услышишь столько прекрасной вокальной музыки Гранадоса, Де Фальи, Обрадорса, Турины, Родриго и прочих испанских классиков XX столетия! К тому же такие номинации конкурса, как итальянская канцона и романс, барочная и классическая ария, немецкая Lied и французская mélodie, в которых Кончита Бадиа преуспела не меньше, чем в музыке своих соотечественников, притяжение к числу слушателей этого конкурса лишь усиливало. Жанр сарсуэлы особой интриги не представлял лишь по той причине, что в последнее время он как-то напористо мощно стал пробивать себе дорогу и на отечественных концертных подмостках. Безусловно, этому немало способствовала и престижная «Опералия», тем более что в 2011 году она впервые состоялась и в Москве. Но для полноты картины был важен и этот аспект, так что репертуар камерного конкурса в Санкт-Петербурге оказался, как говорится, на любой вкус.

Обладатель Гран-при Валерий Макаров

На конкурсе юных вокалистов меня как слушателя по-настоящему захватили, в основном, прослушивания третьей возрастной группы. Признаться, немало удивило присуждение Гран-при, обладателем которого стал участник второй группы Валерий Макаров (Самара). Разделить эйфорию по этому поводу с жюри и воодушевленной таким решением публикой очень непросто. Всецело полагаясь, конечно, на мудрость профессионалов от музыки, необходимо оттолкнуться от банального факта: детские голоса, в силу непрерывных физиологических изменений и мутаций, крайне неустойчивы и порой могут вести себя непредсказуемо. С названным участником это, собственно, и произошло в самый неподходящий момент, но, возможно, выданный ему априори аванс жюри как раз и расценило в качестве стимула для дальнейшего серьезного роста и профессионального развития этого исполнителя.

Среди участников первой группы, так или иначе отмеченных жюри, меня определенно порадовали Владислав Голубев (Ярославль, II премия), Дарья Лобанова (Сыктывкар, III премия, лучшее исполнение народной песни), Петр Захаров (Нижний Новгород, лучшее исполнение народной песни), Ульяна Коршакова (Челябинск, премия Фонда Елены Образцовой) и Мария Лишик (Гродно/Беларусь, премия Фонда Елены Образцовой). Во второй группе искренне вдохновляет лауреатство Чинары Азимовой (Баку/Азербайджан, II премия) и Всеволода Сливина (Астрахань, III премия). И всё же как-то досадно, что такие одаренные и дошедшие до финала исполнители этой группы, как Дарья Глусская (Тольятти), Екатерина Килюшик (Москва), Владислав Мимá (Курск), Мадина Оразбай (Алматы/Казахстан) и Дарья Углова (Красногорск/Москва), так и остались дипломантами. Но конкурс есть конкурс: стать победителями все, конечно же, не могут.

Очень достойна вся тройка лауреатов третьей группы.

Внутри нее я бы, возможно, и провел некую рокировку, но, в целом, выбор жюри относительно этой тройки просто льет бальзам на сердце: Николай Землянских (Волгоград, I премия), Эльдар Ахмедов (Тула, II премия), Полина Лазарева (Красногорск/Москва, III премия). С явным удовлетворением называю еще три лауреатские номинации этой группы: Андрей Булгаков (Барнаул, премия Фонда Елены Образцовой), Никита Воронченко (Курган, премия Фонда Елены Образцовой) и Екатерина Коробова (Пермь, премия «Интонация» Санкт-Петербургского Дома музыки). В этой же группе особое внимание хочется обратить также на четверку очень сильных дипломантов – Марию Альховик (Санкт-Петербург), Софью Цыганкову (Рязань), Романа Шлепяка (Екатеринбург) и Татьяну Невярдовскую (Санкт-Петербург). А за Артема Голубева (Горки/Могилёв/Беларусь) – явно талантливого, но не дошедшего до финала – досадно вдвойне: что ж, на конкурсах бывает и такое…

Из 57 заявленных участников камерного конкурса памяти Кончиты Бадиа – именно такое количество отражено в официальном буклете – на конкурс по разным форс-мажорным обстоятельствам не смогли приехать 18 человек.

А если бы они приехали, то, наверное, пришлось всех слушать еще и ночью!

Но как бы то ни было, первый тур этого конкурса оказался на редкость запоминающимся, особенно первый день, когда участники еще исполняли регламентное количество произведений – три. Однако если итог первого тура (список персоналий, продолжавших соревнование на новом витке) лишь насторожил, то итог второго несколько озадачил.

Лариса Поминова — Первая премия

Тем не менее, итоговая раскладка результатов, в которой места для Гран-при на сей раз не оказалось, в целом, выглядит вполне убедительно. Лариса Поминова (Санкт-Петербург, I премия, лучшее исполнение французского романса и испанской сарсуэлы) все три номинации заслужила по праву, хотя, на мой взгляд, интерпретации сарсуэлы у иных участников были на этом конкурсе намного темпераментнее, прочувственнее и ярче. Из двух лауреатских номинаций Василисы Бержанской (Москва, II премия, лучшее исполнение произведения композитора XX века) по-настоящему смогла убедить лишь вторая специальная.

Моей же фавориткой среди основных премий стала Наталья Кучина

(Москва, III премия, лучшее исполнение романса Гранадоса).

Несмотря на вполне оправданное присуждение Татьяне Барсуковой (Троицк/Москва) премии за лучшее исполнении немецкой Lied, а Александру Трофимову (Санкт-Петербург) – премии за лучшее исполнение романса Де Фальи, в целом, присутствие этих участников на конкурсе оказалось не слишком заметным. Приходится только сожалеть, что уже на второй тур не прошли такие яркие и интересные исполнители, как Александра Гантимурова (Санкт-Петербург), Валентина Гербер (Санкт-Петербург), Ольга Гусева (Москва), Ирина Дубкова (Москва), Ефим Завальный (Санкт-Петербург), Янина Кийко (Санкт-Петербург) и Елизавета Михайлова (Санкт-Петербург).

Зато практически половина конкурсантов, продолживших состязание на втором туре, составила достаточно сомнительный балласт, и дипломантку конкурса Елену Исаеву (Москва) следует отнести именно к этой категории. При этом нельзя было не заметить, насколько ее «достижения» разнились с потрясающе добротным «погружением в музыку», которое на всех трех турах продемонстрировала еще одна дипломантка конкурса Альбина Латипова (Москва). Понятно, что из борьбы неизбежно выбыли и участники, весьма достойно выступившие на втором туре: ограниченность числа финалистов в конкурсных баталиях к этому приводит всегда. И поэтому необходимо особо отметить творческие успехи тех участников, кто до финала не дошел. Это Екатерина Бондаренко (Санкт-Петербург), Гаянэ Бабаджанян (Санкт-Петербург), Ольга Захарова (Санкт-Петербург), Евгения Ширинянц (Пушкино/Москва), Мария Веретенина (Лафборо/Великобритания – Таллин/Эстония) и Екатерина Петрова (Москва).

Конкурсы Елены Образцовой примечательны еще и тем, что «поющая» часть жюри зачастую выступает и в качестве участников концертных программ. Не стали исключением и эти конкурсы, на открытии которых в честь Елены Образцовой, демонстрируя свое зрелое профессиональное мастерство, пели Беатрис Парра Дуранго, Маквала Касрашвили, Бруно Пратикó и Хуан Понс.

Программа концерта-открытия была огромна, и среди его участников, конечно же, были и лауреаты прошлых международных конкурсов Елены Образцовой.

Если же говорить о художественных приоритетах, то особо яркими вокальными красками этот вечер наполнили два блистательных солиста Московского театра «Новая Опера» – баритон Илья Кузьмин, лауреат III Международного конкурса молодых оперных певцов (2003), и тенор Алексей Татаринцев, лауреат Международного конкурса теноров памяти Лучано Паваротти (2008).

Первый из названных певцов привнес в атмосферу вечера утонченную рафинированность стиля в музыке Массне и Грига, второй – выразительную чувственность и благородство в произведениях итальянского бельканто и испанской сарсуэлы. Первый открыл концерт, второй поставил в нем впечатляющую финальную точку. Ею стал популярнейший, можно сказать, «народный» романс Леандро из сарсуэлы Соросабаля «Трактирщица из порта». И этот номер чрезвычайно органично и вдохновенно мощно перекинул мостик к испанским страстям, которые на протяжении целой недели бушевали на Международном конкурсе камерной музыки памяти Кончиты Бадиа.

Фотографии представлены Фондом Елены Образцовой

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть