Цикл «Все романсы Чайковского». Эпилог

Татьяна Елагина, 29.07.2014 в 18:17

Квартет: Кульчинская, Чухина, Волков, Чесноков

«Эпилог (от греческого epilogo — послесловие) — заключительная часть, прибавленная к законченному художественному произведению и не связанная с ним неразрывным развитием действия».

Ссылка на толковый словарь не случайна. Пятичастный цикл, включивший в себя все 104 романса Петра Ильича, был исполнен артистами Молодёжной программы с февраля 2013 по апрель 2014 года.

Вечер 22 июля стал запоминающимся «постскриптумом» этого долгого пути, включив в программу ещё неисполненные ансамбли и дуэты, а также произведения, где Чайковский выступает в смежном амплуа — поэта и переводчика. Значимости добавила и дата концерта, практически совпавшая с окончанием сезона в Большом театре, дав повод подытожить и личные достижения молодых артистов.

Андрей Жилиховский

Программы всех пяти концертов строились по строго хронологическому принципу — от более ранних опусов к поздним. То есть, музыкальную драматургию диктовал сам автор. Потому на сей раз хочется особо отметить продуманное чередование номеров, достойное редакторской концепции лучшего студийного CD.

Итак, по порядку. Первый романс напомнил о самом начале и творчества Петра Ильича и нашего «марафона». «Мой гений, мой ангел, мой друг» на стихи А. Фета написан Чайковским в 17-18 лет. Как считается, это первый из сохранившихся опусов юного композитора. По словам известного музыковеда П. Е. Вайдман: «Сама рукопись романса демонстрирует еще очень нетвердую руку Чайковского, который не просто выводит нотные знаки на бумаге, а практически их рисует». Чего не скажешь об исполнении. Безыскусная мелодия была спета Даниилом Чесноковым уверенно и проникновенно.

Затем последовал раритет концертных программ — квартет «Ночь» на стихи самого композитора. Возможно, совершенного по музыке ансамбля и не получилось, но само сочетание голосов Ольги Кульчинской, Александры Чухиной, Богдана Волкова и Даниила Чеснокова слушалось в европейски молитвенной фактуре произведения богато и празднично.

Трио: Никитченко, Мазурова, Мхитарян

Далее прозвучало Трио «Природа и любовь» также на стихи Чайковского. «Скажи, что слаще, что полней природы чистых наслаждений?» уже несёт в себе характерные узнаваемые интонации и трепетность. Кристина Мхитарян, Ангелина Никитченко и Юлия Мазурова пели с явным увлечением, поддержанным, как и в предыдущем ансамбле, летящим и собранным сопровождением Елизаветы Дмитриевой.

Органично вписался романс Антона Аренского на стихи Чайковского «Ландыш». Оригинальная версия, где голосу вторит виолончель, добавила свежую краску. Словно налившееся вишнёвым соком за последнее время меццо Юлии Мазуровой оттенял благородным тембром инструмента опытный концертмейстер оркестра Михаил Шумский.

Знакомство с поэтическим даром П. И. Чайковского, вернее, его мастерством эквиритмического перевода, продолжили три номера из «Персидских песен» Антона Рубинштейна.

Конечно, первое, что сразу всплывает в памяти, неповторимый всхлип Шаляпина: «Ааааа.. если б навеки так было..» Но здесь нам показали совсем иной Восток, полный не только томящей неги, но горячего первого чувства, как у Богдана Волкова в романсе «Не будь сурова», дополненного тонкими филировками и пиано.

Шутливо и звонко прозвучала песенка «Нас по одной дороге» у Ольги Кульчинской. Партия фортепиано — словно копытца ослика, солистка — бойкая наездница, очаровательное речевое «ах!» — эффектное окончание.

И, наконец, то самое — «Клубится волною кипучею Кур». Даниил Чесноков, сумевший за этот год убрать излишнюю прикрытость, глуховатость своего роскошного почти профундового баса, в силу молодости и яркости тембра вдруг открыл нечто новое в запетом шедевре. Оказывается, романс-то в мажоре, он про радости и удовольствия жизни! Надо быть гением, чтобы в этом гимне эпикурейству передать «в радости — тоску и в тоске — таинственную сладость». Не пытаться подражать Шаляпину — уже достижение!

Григорий Шкарупа

Словно для сравнения двух басов следом вышел выпускник Молодёжной программы Григорий Шкарупа. «Как наладили: Дурак» на стихи Л. Мея — жанровая зарисовка, по характеру близкая Мусоргскому. Исполнено было осмысленно, зрело, с подчёркнуто выпуклой дикцией.

Завершал первое отделение самый последний романс Чайковского, пронзительный «Снова, как прежде, один» на стихи Д. Ратгауза. Андрей Жилиховский исполняет это всё ближе к тому идеалу «крови сердца», когда не замечаешь вокального мастерства, а только сопереживаешь исповеди, и омываешься душою.

Второе отделение полностью состояло из дуэтов. Премьерной изюминкой стал только первый — «Ромео и Джульетта» на стихи А. Соколовского (из Шекспира). Более популярно исполнение с оркестром, но инструментовка принадлежит С. И. Танееву, авторская версия именно с фортепиано.

Кристина Мхитарян и Павел Валужин

Полнозвучное, почти оркестровое звучание этой развёрнутой десятиминутной сцены передала пианистка Валерия Прокофьева, она прекрасно чувствовала и вела певцов и в других номерах, но здесь выступила особо значимо. Обозначенные мизансцены прощания влюблённых, внезапный выход Кормилицы (Александры Чухиной) придали оперного драматизма. Вокально оба — и Кристина Мхитарян, с концентрированно-тёплым сопрано, и Павел Валужин, плотно лирический тенор, легко берущий неудобные верхние си-бемоли, были убедительны, музыкально сливались. Но актёрски, бесспорно, лидировала Джульетта. По-балетному стройный красавец Ромео лишь позволял себя любить партнёрше.

«Шесть дуэтов» Ор. 46 уже исполнялись в январе на четвёртом концерте цикла. Было интересно сравнить впечатления полугодовой давности, иногда от тех же солистов.

Главный сюрприз этого вечера — участие в первом дуэте «Вечер» и финальном «Рассвет» (оба на стихи И. Сурикова) легенды Большого театра Маквалы Касрашвили. Удача для Юлии Мазуровой, которая запомнится на всю жизнь, что получилось спеть вместе с Мастером из иной эпохи. И выбор именно этих номеров, возвышенно-просветлённых по музыке, тоже хорош.

Более впетой и понятной стала «Шотландская баллада» у Марии Лобановой и Андрея Морозова. Но, всё же, только разыскав стихи А. К. Толстого, осознала страшную историю Эдварда и его матери, заставившей сына убить отца. Дерзко разыгранное у рояля скорее напоминало иронию Леди Макбет к безвольному супругу.

Мария Лобанова и Андрей Морозов

Кровавые страсти сменили сентиментальные «Слёзы» на стихи Ф. Тютчева. Ангелина Никитченко и Александра Чухина в сопровождении С. Б. Скигина музицировали слаженным ансамблем.

Но, пожалуй, самый гармоничный дуэт — Ольга Кульчинская и Александра Чухина. День и Ночь, валдайский колокольчик и соборный колокол. Весёлый фольклорный «В огороде, возле броду» на стихи И. Сурикова и на бис исполненный девушками «Вечер» сделаны тщательно и со вкусом.

Иначе, чем в прошлый раз, прозвучала «Минула страсть» на стихи А. К. Толстого. Опять удивление — когда читаешь поэтический текст, то превалирует «минула»... Но Чайковский отказался от третьей философско-созерцательной строфы: «Так от высот нахмуренной природы ...И вдаль течет, спокоен и глубок». И коварно выписал бушующую фортепианную партию в стиле грядущего Скрябина. Из всех участников концерта всегда нахожу одного самого для меня «отличившегося». На сей раз это Елизавета Дмитриева за роялем. В этом сложнейшем аккомпанементе она создавала настрой, не смазав ни единой ноты в пассажах, оставаясь мягкой и гибкой, поддерживая солистов.

Арсений Яковлев

Определяющее слово для них — Страсть: «Все, что не ты,— так суетно и ложно...» Достаточно опытная, недавно дебютировавшая в заглавной партии в «Чародейке» весеннеголосая Ангелина Никитченко вдруг показалась трогательно беззащитной перед не по годам мощным притягательным тембром Арсения Яковлева, его крупным сценическим жестом и брутальным взглядом. Прогресс по всем статьям у самого юного тенора за прошедший год очевиден.

Напоследок вернёмся к толковому словарю. «Как пролог представляет действующих лиц до начала действия или сообщает то, что ему предшествовало, так Эпилог знакомит с дальнейшей судьбою некоторых персонажей».

Вызванный постоянным ведущим и вдохновителем цикла Семёном Борисовичем Скигиным на сцену по окончании вечера Дмитрий Юрьевич Вдовин объявил, что Гендиректор Большого театра В. Г. Урин подписал приказ о зачислении в основную труппу трёх участников Молодёжной программы: Ольги Кульчинской, Юлии Мазуровой и Андрея Жилиховского.

Бурные аплодисменты и пожелания встреч в новом сезоне!

Автор фото — Дамир Юсупов / Большой театр

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Большой театр

Персоналии

Маквала Касрашвили, Пётр Чайковский

Произведения

Персидские песни, Романсы

просмотры: 5147



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть