Проводы весны в миноре

Александр Курмачёв, 15.06.2014 в 19:27

31 мая в Большом зале консерватории состоялся удивительный концерт Российского Национального оркестра. И дело даже не в том, что включенные в программу произведения Крауса, Гайдна и Моцарта, были исполнены прославленным коллективом под управлением Александра Рудина в неповторимой и нетиражируемой уникальной манере: больше всего поразила контрапунктная по отношению к радостному солнечному весеннему дню минорность и какая-то медитативная отрешенность этого исполнения.

Разумеется, в этот день мог бы идти дождь, но кто знает, как бы сыграли музыканты траурную симфонию Йозефа Мартина Крауса, 43-ю симфонию Йозефа Гайдна и «Реквием» Моцарта.

Но в этот день даже allegri звучали с какой-то потусторонней строгостью и сосредоточенной меланхоличностью.

Симфония до минор, посвященная Й. М. Краусом великому реформатору Швеции, погибшему в результате заговора во время бала-маскарада (именно это событие легло в основу либретто известной оперы Дж. Верди), Густаву III, лаконична и на редкость экспрессивна: в ней словно закодирована импульсивная активность шведского монарха, его бескомпромиссная борьба с коррупцией, просветительские реформы, включая закон о свободе слова, и непреклонная битва за усиление международного влияния Швеции. Именно поэтому в приуроченной к гибели монарха симфонии мы не слышим ни отчаяния, ни страдания: преданный аристократическим окружением, Густав III остался в истории своей страны как самый яркий и самый достойный уважения монарх.

Если первая («печальная») часть симфонии была исполнена музыкантами РНО с воздушной камерной проникновенностью, деликатностью и теплотой, с какой-то своеобразной редуцированностью траурных акцентов, то финальное Allegro прозвучало художественным вызовом.

Во второй части первого отделения прозвучала более камерная, спокойная и символически нейтральная сорок третья симфония Й. Гайдна («Меркурий»).

Её исполнение стало кульминацией внутренней погруженности коллектива в диалог с этим изящным материалом, тогда как прочтение моцартовского «Реквиема» превратилось в интерпретаторскую кульминацию вечера.

Самые эффектные и запоминающиеся части «Реквиема» Моцарта отданы сопрано, басу и, разумеется, хору. Поэтому наиболее яркое впечатление произвела Маргарита Иванова, аккуратно, но с эмоциональной теплотой исполнившая сопрановую партию, а также Максим Кузьмин-Караваев, исполнивший партию баса. Красивый тенор Алексея Стражевича показался несколько неустойчивым, а вот

меццо Дарьи Телятниковой, напротив, порадовало фарфоровым отливом тембра и точёной выделкой нотного рисунка:

голос певицы напоминал исключительного изящества инструмент, словно созданный для исполнения музыки заоблачной красоты.

Но самое сильное впечатление произвела, разумеется, работа оркестра. Музыканты РНО под управлением Рудина старались рассмотреть смысл в каждой ноте, в каждом контрапунктном сочетании этого шедевра.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Большой зал Московской консерватории

Персоналии

Александр Рудин

Коллективы

Российский национальный оркестр

Произведения

Реквием

просмотры: 3713



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть