Смена героев в «Коппелии»

Людмила Гусева, 30.12.2013 в 15:15

«Коппелия». Премьера в 2009 году

Под Новый год Большой театр, как и большинство балетных театров прокатывает «Щелкунчиков». На большой, исторической сцене. А на Новой, маленькой — незадолго до «Щелкунчиков» Большой давал «Коппелию». «Коппелия» идет редко, примерно раз в год, в этом году оказалась отличной прелюдией к самому волшебному празднику года.

И у «Щелкунчика», и у «Коппелии» — один праотец, немецкий романтик Гофман.

Фантастические новеллы Гофмана в XIX веке оказались заманчивой основой для балетных либретто, хотя и подверглись утилитарной жанровой обработке. Так страшноватый и загадочный «Песочный человек» Гофмана превратился в комический и простодушный балет, который получил название «Коппелия».

Этот балет — долгожитель, на балетных сценах уже около полутора сотен лет,

впервые был поставлен в Париже одним из ведущих балетмейстеров того времени Сен-Леоном. На премьере «Коппелии» в «Гранд-Опера» был большой успех: напевная музыка Делиба, изобретательное либретто, занимательные танцы, модное использование «автоматов» (последнего достижения механики того времени) — название разлетелось на все значимые балетные сцены мира, в том числе в Россию, на обе императорские сцены.

В России очень быстро появились собственные версии «Коппелии».

Самая известная — была поставлена в Мариинском театре Мариусом Петипа с использованием режиссерских и сценарных идей Сен-Леона через 14 лет после парижской. Именно этот спектакль в версии 1894 года был позднее записан Николаем Сергеевым по системе Степанова, запись вместе с другими записями балетов Мариинского театра была вывезена им за границу, в итоге оказалась в Гарвардском университете.

«Коппелия в Большом театре

В Россию «Коппелия» Петипа по Сен-Леону вернулась почти через 100 лет в постановке Сергея Вихарева,

который превратил архивные записи в живой спектакль в 2001 году сначала в Новосибирске, а в 2009 году в московском Большом.

«Коппелия», никогда не исчезавшая из балетной практики в России, в больших театрах непрерывной сценической истории не имела, зато стала любимым выпускным спектаклем балетных училищ и небольших театров.

То, что поставил Сергей Вихарев по гарвардским рукописям, отличается и от русских «Коппелий», и от зарубежных спектаклей, в которых в той или иной мере сохранен первоисточник Сен-Леона. «Коппелия» считается камерным спектаклем, в Большом же восстановленная мариинская «Коппелия», поставлена как балет большого стиля, с обилием классического танца и ощутимой характерной и пантомимной прослойкой.

«Коппелия» в Большом была станцована с подлинным имперским блеском:

премьеру танцевали Мария Александрова с Русланом Скворцовым и Наталья Осипова с Вячеславом Лопатиным. В третьем составе дебютировал в своей первой премьере начинающий Артём Овчаренко, сейчас уже законный премьер Большого.

«Коппелия в Большом театре

Прошло почти пять лет. Александрова, получившая травму на гастролях в Лондоне, пока еще не вернулась на сцену; Осипова — уже не прима Большого, а прима Ковент-Гардена; Нина Капцова, также успешно танцевавшая Коппелию, — в декрете; Анастасия Горячева, Сванильда третьего премьерного состава, за эти годы дважды сходив в декретный отпуск, как-то выпала из обоймы.

Из исполнительниц, которые танцевали «Коппелию» ранее, осталась только Анастасия Сташкевич. Зато аврал с балеринами на роль Сванильды дал шанс станцевать этот балет другим, не менее замечательным балеринам.

В спектакле 19 декабря Сванильдой вышла Екатерина Крысанова.

Теперь, после ее дебюта в «Коппелии», триумфального дебюта, кажется странным, что в этой роли она появилась с таким запозданием — это, безусловно, ее роль. Может быть, даже ее лучшая на сегодня роль.

Екатерина Крысанова — балерина с великолепной балеринской фактурой и исключительной технической оснащенностью, позволяющей ей легко справляться с техническими трудностями. Балерина очень музыкальна, обладает завидной устойчивостью и легким прыжком. Сейчас находится на пике своей танцевальной формы, обладая при этом почти десятилетним сценическим опытом.

Это уникальное сочетание дает Крысановой право на исполнение культовых партий классического репертуара,

в первую очередь, Одетты-Одиллии. Она, конечно, это танцует, причем в первых рядах, но не выглядит убедительной: для Одетты — она не слишком спокойная и лиричная, для Одиллии — совсем не демоничная.

«Коппелия в Большом театре

Подлинная искра загорается в Екатерине, когда она танцует партии, более ложащиеся на ее «легкое дыхание» — например, Авроры. Или Анжелины из «Марко Спады». В недавней премьере Крысанова, задвинутая в третий состав, стала лучшей Анжелиной — дочерью разбойника Спады: живость, солнечный характер дарования, темперамент, виртуозная легконогость в плетении труднейших французских мелких кружев Крысановой были вне конкуренции.

А теперь — Сванильда, партия, также восходящая к французскому первоисточнику, да еще в паре с артистом, имеющим толпы поклонников (Иван Васильев).

У Сванильды большая балеринская нагрузка — два полноценных па-де-де в первом и третьем действии, развернутая сцена «автомата» Коппелии (имитация движений куклы и две виртуознейшие вариации в характерном — испанском и шотландском — стиле) и большое количество мимических сцен, в которых надо быть комичной.

И всё это удалось — егоза Сванильда Крысановой была не только смешной, но и трогательной,

она водила за нос своего Франца и Коппелиуса, возглавляла «банду» подружек, вторгшуюся в дом Коппелиуса и спасшую своего друга от «колдовства», страдала от «измены» своего легкомысленного Франца и искренне раскаивалась за «разбой», учиненный в доме Коппелиуса.

Все технические трудности партии были ей запросто преодолены

(небольшая помарка случилась в третьем действии, Екатерина «перекрутилась» — но это выглядело чистой случайностью, в коде она более чем реабилитировалась, скрутив финальный круг с ураганным темпом). Всё остальное было исполнено даже не с блеском, а со стойкой иллюзией у зрителя, что никаких трудностей в партии Сванильды нет — она состоит исключительно из легких и легчайших элементов.

«Коппелия в Большом театре

Коппелия-кукла у Екатерины вышла неподдельно механической, обмануться было немудрено, оживление куклы — обратное обращение в куклу было молниеносным и смешным. Все вместе доставило истинное наслаждение — видеть артистку, купающуюся в роли.

Неверного возлюбленного Сванильды Франца станцевал главный героик балетной сцены Иван Васильев.

У дуэта был двойной дебют. Партия Франца — не столь развернута и насыщенна, как партия главной героини. Франц — скорей балетный простак, чем герой, партия содержит большую долю комической составляющей.

Иван уже танцевал Колена в близком по характеру балете — «Тщетной предосторожности», правда, на заре своей карьеры, комические же навыки он регулярно оттачивает в мимической части «Дон Кихота». И с Сергеем Вихаревым — постановщиком «Коппелии» он работал ранее, станцевав премьеру восстановленного Вихаревым «Петрушки». Так что появление Васильева, который теперь не служит в Большом, но появляется в качестве приглашенного, в роли Франца не стало сенсацией. А почему бы и нет? Не Спартаком единым...

Однако танцевальная часть партии Франца невелика

— финальный дуэт, вариация и кода в третьем действии. Зато пантомимы хоть отбавляй.

Иван в привычном для Большого, несколько преувеличенном, актерском стиле изображал влюбленного простака в первом действии, недотепу — во втором (уморителен был сценический диалог его с Лопаревичем-Коппелиусом), а в финале, наконец-то дорвавшись до танцев, Иван выдал привычный фейерверк технических трюков.

«Коппелия в Большом театре

Само по себе это впечатляло, публика, естественно, рукоплескала, но

могучая, силовая подача танцевальных элементов Васильевым выбивалась из общего стиля «Коппелии»

(тут, конечно, куда более к месту танцевальная элегантность а ля Лопатин).

Неудачным для артиста оказался и костюм Франца: короткие штанишки яркого цвета с контрастными белыми чулками зрительно перерезали его ноги, и так не отличающиеся длиной, а шляпа с цветами еще больше приземляла. Хорошо, что герой в подавляющей его шляпе за пределами первого действия уже не появлялся.

Васильев — надежный партнер, актерское взаимодействие Крысановой и Васильева тоже удалось, оба сделали свои роли с изрядной долей иронии. А в сольной части сильно не совпали —

ярко выраженный атлетический танец Ивана изрядно контрастировал с грацией и воздушностью его партнерши,

куда более уместными в спектакле с ярко выраженными французскими корнями.

Но двойным дебютом в главных ролях исполнительское обновление «Коппелии» не ограничилось, в сольных партиях аллегорического толка состоялось сразу четыре дебюта: Мария Семеняченко станцевала Зарю, Виктория Литвинова — Работу, Мария Виноградова — Безрассудство, — Молитву.

Только Молитва безусловно удалась дебютантке.

«Коппелия в Большом театре

Для Молитвы традиционно выбирается красивая, высокая, с удлиненными линиями, аристократичная балерина. Новая исполнительница — Ангелина Влашинец — также высока и с красивыми линиями, великолепно смотрится в плавных переходах от движения к движению и медленных позировках, но естественна также и в темпе аллегро и чуть ли не первая среди исполнительниц этой вариации обладает приличным прыжком, что редко сочетается с высоким ростом.

Остальным дебютанткам — чего-то, да и не хватило.

Семеняченко — безусловная красавица, но сосредоточилась на технике и не смогла передать нежное, «утреннее» настроение вариации (когда-то, на премьере Зарю незабываемо танцевала та же Крысанова). Виктория Литвинова станцевала Работу бодро, но удивила жгучим загаром (при белом-то трико) и причесочкой под коренных жителей Африки (работа — исключительно удел негров?). Мария Виноградова блистала легким прыжком и неотразимой внешностью, но в ее Безрассудстве не было ни капельки безрассудства, характеристики «умеренность и аккуратность» куда более подходят к стилю этой балерины.

Зато с фирменным брио Большого выступили исполнители характерных танцев

— мазурки и чардаша, пусть они не всегда держали линию (это был всего второй спектакль блока, к середине серии труппа обычно входит в «тонус» и танцует слаженней), но новогоднее настроение поддержали.

Очень жаль, что «Коппелия» в Большом идет так редко, как и «Корсар» — оба спектакля — эксклюзив Большого, а замечательные исполнители в театре не иссякают.

Фото: Д. Юсупов, Е. Фетисова / Большой театр

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

балет

Театры и фестивали

Большой театр

Персоналии

Иван Васильев, Э. Т. А. Гофман, Лео Делиб

Произведения

Коппелия

просмотры: 4282



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть