Интервью с Павлом Коганом

Александр Матусевич, 30.08.2013 в 11:12

Павел Коган

В этом году исполняется 70 лет Московскому государственному академическому симфоническому оркестру. В преддверии большого юбилея мы побеседовали с художественным руководителем прославленного коллектива Павлом Леонидовичем Коганом.

— Павел Леонидович, дирижерскую школу Вы проходили сразу у двух мэтров. Что было общего и в чём разница в их методах?

— Мне повезло учиться в классе у двух прирожденных гениальных педагогов, которые в свое время тоже получили громадный опыт у величайших представителей дирижерской школы: Лео Гинзбург – в Германии у Германа Шерхена и Отто Клемперера, а Илья Мусин – у Николая Малько.

Всю свою жизнь Лео Морицевич и Илья Александрович посвятили воспитанию молодых музыкантов, заражая их своей неиссякаемой энергией, увлеченностью, погруженностью в профессию. Разработав уникальные методики, они основали собственные школы дирижерского искусства, при этом придерживаясь совершенно разных направлений. Мусин придавал огромное значение эстетике дирижирования, образности мышления и артистичности. А Гинзбург, как мне представляется, был полной противоположностью Мусину и больше уделял внимание теоретическим познаниям, философии, методам профессии и великим традициям немецкого дирижерского искусства. При этом между ними были вполне уважительные, коллегиальные отношения.

— В чем уникальные особенности дирижерской школы Мусина, давшей миру и России феноменальное количество выдающихся дирижёров?

— Выдающихся дирижеров миру дал не только Мусин. Не стоит умалять заслуги Гинзбурга, Бычкова, Каца, Иванова, Китаенко, Дударовой и других. Для меня они тождественны. Каждый из них был поистине эпохой, легендарной личностью.

— Вы были не просто успешным скрипачом, но наследником великой династии. Вам не жалко Вашего скрипичного прошлого?

— Не жалко. Всю свою жизнь я живу в музыке, и совершенно невозможно сравнить симфонический дирижерский репертуар и скрипичный. И по своему масштабу, и по своей культурно-исторической значимости, и по влиянию, которое оказывает на формирование личности музыканта. Я благодарен судьбе, что я занимаюсь именно тем, чем занимаюсь – своим любимым делом.

— Каковы Ваши воспоминания о педагогах из консерватории, кто оказал наибольшее влияние, может быть не только в профессиональном, но и в человеческом плане?

— Это были незабываемые годы. То время, когда я пришел в консерваторию, пожалуй, было ее расцветом. Практически ежедневно доводилось наблюдать, как великие музыканты передавали свой опыт и мастерство начинающей талантливой молодежи. Назову лишь некоторых их этих великих (всех перечислить просто невозможно): Шостакович, Хачатурян, Э. Гилельс, мой отец Л. Коган, Гинзбург, Кондрашин, Мравинский, Светланов…

Будучи выдающимися артистами, они оказывали громадное влияние на студентов не только в творческом, но также и в человеческом плане, постоянно поддерживая и помогая ценными советами. Я счастлив, что судьба подарила мне общение с этими великими музыкантами, а со многими из них – возможность выходить на одну сцену как солисту-скрипачу. Для молодого музыканта безумно важно, когда его окружают такие люди. И я храню их в своем сердце как зеницу ока, бережно, с любовью. Вот только грустно от того, что с возрастом становится ясно – не все ты взял, недобрал, не сумел понять и оценить…

— Вы рано встали за дирижёрский пульт в оперном театре. Вам сегодня интересна работа в театре?

— Еще будучи подростком, я очень увлекался оперой. И естественно, когда в 1988 году я получил приглашение из Большого театра дирижировать премьерой оперы «Травиата» моего любимого композитора Верди, я испытал огромное удовольствие от этой работы. Мы творили увлеченно, с огромной отдачей. И результат, как мне кажется, превзошел все наши ожидания…Однако за последние десятилетия ситуация в опере кардинальным образом изменилась: музыка отошла на второй план, а режиссер стал весьма вольно обращаться с сюжетом. Сейчас я бы согласился на работу в театре только с сильным составом и без давления режиссера.

— Что произошло и в мировой, и в нашей опере, почему режиссер стал самым главным человеком?

— Мое твердое убеждение – руководить музыкальным театром может и должен только дирижер, как было это во все времена. Я не считаю себя ретроградом и человеком прошлых веков, но то, что сегодня нередко приходится видеть на сцене, это просто произвол и дурновкусие. Не могу видеть, как уродуют классические спектакли. Так и хочется предложить так называемым новаторам: напишите что-то свое и ставьте это творение, как вашей душе угодно, но не издевайтесь над классикой, прикрываясь тем, что вы якобы «открываете ее заново». Ведь композиторы, написавшие свои непревзойденные шедевры, были гениальными людьми. И правы те, кто призывает не трогать музыку грязными руками. По крайней мере, я твердо знаю, что в подобных постановках я как дирижер не стал бы принимать участие. Мне было бы стыдно смотреть людям в глаза…

В нашей стране единственным примером для подражания могу назвать только Мариинский театр Гергиева, в котором художественный руководитель и главный дирижер является крупнейшей творческой личностью, отвечающей за лицо современного музыкального театра.

— Но ведь в Мариинском театре не так уж редко бывают весьма спорные режиссёрские решения. Получается, что и Гергиеву приходится уступать перед общим трендом – диктатом «модной» режиссуры?

— Я бы не сказал, что ему приходится уступать. Гергиев является безоговорочным авторитетом в музыкальном театре и, то, что он ставит, более чем уверен, совпадает с его художественным видением. Здесь уместнее сказать – «о вкусах не спорят».

— Какие направления в деятельности Вашего оркестра Вы считает самыми важными?

— Выступления на сцене с разнообразным репертуаром, включающим в себя музыкальные шедевры широчайшего спектра, просвещение в деле классической музыки, постоянные размышления о ней, участие и стремление к росту – это наша основная обязанность, призвание и цель. Все остальное – лишь посвящение этой цели и служит ее достижению.

— Что за последнее время в качестве симфонического дирижера вы исполнили из современной музыки?

— Что считать современной музыкой? Я никогда не делю музыку на современную и несовременную. Главный критерий для меня – это то, что мне близко, интересно, что бы я хотел сыграть, именно это составляет репертуар оркестра. Здесь нет конъюнктурных соображений.

— Как выглядит Ваш гастрольный график сегодня?

— Прошлый музыкальный сезон мы закончили большим европейским турне по трем странам – Ирландии, Великобритании и Испании. В очень сжатые сроки, за 24 дня, дали 19 концертов в самых крупных залах этих стран. Например, в Ирландии концерт прошел в Национальном концертном зале Дублина. В Лондоне три аншлаговых концерта состоялись в зале «Кадоган» и других городах, таких как Бристоль, Гулль, Лидс, Бредфорд, Кембридж. Великолепные впечатления от Испании. Я бы сказал, что там культура симфонической музыки находится на таком подъеме, что соседи позавидуют. Только за последние годы построили 20 великолепных залов с превосходной акустикой и дизайнерскими решениями.

В следующем году оркестру предстоит большой тур по Америке. Выступления пройдут более чем в 14 штатах. Сейчас мы определяемся с репертуаром. Но, как правило, в зарубежных странах от русских музыкантов ждут русской классической музыки.

— В этом году оркестру исполняется 70 лет. Чем будете радовать слушателей?

— В нашем юбилейном сезоне 2013/2014, посвященном 70-летию оркестра, решили делать поклонникам репертуарные сюрпризы и удивлять стилистическим разнообразием. Выпущены абонементы нашего оркестра, и они все раскуплены. Это очень приятно, в такие моменты понимаешь, что твой труд не напрасен, он приносит радость людям.

На праздничном гала-концерте, посвященном юбилею, который состоится 17 сентября в Большом зале консерватории, мы будем играть философско-созерцательную, полную высокой эстетики Третью симфонию великого немецкого композитора Брамса, представляющую, своего рода, картины душевных переживаний аристократии. А во втором отделении – «Картинки с выставки» Мусоргского в оркестровке Равеля. Обычно это яркое, сочное, сказочное произведение со сценками из быта простого люда, с захватывающими сюжетами, воплощёнными в звуках, мы исполняем за рубежом. И ведущие мировые критики именно этот шедевр называют «визитной карточкой МГАСО», раскрывающим потрясающее искусство оркестра. Теперь уникальная возможность оценить «Картинки» есть у наших московских поклонников.

И, как всегда, 30 декабря ждем друзей оркестра на традиционном новогоднем концерте, где мы исполняем произведения семейства Штраусов. Программа никогда не повторяется, стараемся отыскать и привезти в страну неигранные произведения.

— В прошлом году Вы были в числе доверенных лиц кандидата в президенты Путина. Что для Вас лично эта обязанность?

Прежде всего, это возможность донести до президента возникающие в области культуры жизненно-важные вопросы. И одновременно, это большая ответственность, так как я представляю сферу культуры своей страны. Но я не занимаюсь политикой. Считаю, и многократно высказывался по этому поводу, что во всех сферах должны быть профессионалы своего дела. Я потомственный музыкант, артист, это дело всей моей жизни.

Беседовал Александр Матусевич

реклама

вам может быть интересно

Психоделический Бах Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

классическая музыка

Персоналии

Павел Коган

Коллективы

МГАСО п/у Павла Когана

просмотры: 3026



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть