«Кольцо нибелунга» в Мариинском театре

02.06.2013 в 10:46

«Валькирия» в Мариинском театре

За долгие годы руководства Мариинским театром Валерий Гергиев осуществил немало смелых проектов. Однако ни один из них не требовал такой концентрации творческих сил, как постановка вагнеровских опер, благодаря которой Мариинский театр заслужил репутацию настоящего «дома Вагнера».

В 1997 году в Мариинском театре была осуществлена эпохальная постановка оперы «Парсифаль». Эта постановка положила начало своеобразной серии из восьми опер Вагнера, в которую вошла и грандиозная тетралогия «Кольцо нибелунга». Последний раз такой всплеск интереса к творчеству Вагнера в России наблюдался еще до Первой мировой войны. В то далекое время все оперы исполнялись на русском языке, теперь же они зазвучали по-немецки, на языке оригинала. Фактически,

«Кольцо» в версии Мариинского театра стало первой немецкоязычной постановкой тетралогии на русской сцене.

В этом году мы отмечаем десятилетие полной постановки цикла. За эти годы произошло немало событий. Многие театры решились воплотить на сцене этот грандиознейший оперный цикл и по праву гордятся этим. Однако Мариинский театр пошел еще дальше: подготовив масштабный спектакль, труппа отправилась с ним в гастрольные поездки. Так «Кольцо нибелунга» в версии Мариинского театра увидели зрители Баден-Бадена (Германия), Кардиффа (Уэльс), Коста-Месы (Калифорния, США), Лас-Пальмаса (Канарские острова, Испания), Лондона, Москвы, Нью-Йорка, Сеула и Токио. Из всех версий тетралогии постановка Мариинского театра была показана в наибольшем количестве городов и познакомила с удивительным эпосом Вагнера множество слушателей. Кроме того, она стала одной из наиболее ярких и оригинальных сценических версий оперы.

Окончательная концепция постановки «Кольца» в Мариинке сложилась не сразу.

Когда работа над циклом только начиналась, в России не было своих специалистов по Вагнеру. Поэтому сначала Валерий Гергиев пригласил для подготовки спектаклей зарубежных мастеров, в том числе репетитора по немецкому языку из Байройта Рихарда Тримборна. Кроме того, для постановки «Кольца» требовался немецкий режиссер. В 2000 году «Золото Рейна» поставил известный режиссер Йоханнес Шааф, но его пути с театром разошлись, и следующий спектакль — «Валькирия» — ставил художник-постановщик Готфрид Пильц.

«Золото Рейна» в Мариинском театре

Однако Гергиев остался недоволен обеими постановками и решил начать все заново. На этот раз он обошелся без помощи знаменитых иностранцев. За работу над тетралогией взялся опытный художник-постановщик Георгий Цыпин, родившийся в Казахстане и долгое время живущий в Соединенных Штатах. К этому моменту он уже добился признания — как в Мариинском театре, так и на других сценах мира.

Отстранив от спектакля немецких режиссеров,

Гергиев решил, что «Кольцо» Мариинского театра должно отличаться от других европейских постановок тетралогии.

В новой версии мифологический антураж вагнеровкого эпоса дополнили образы русской языческой древности, а в декорациях отчетливо чувствовалось влияние балетов из афиши дягилевских «Русских сезонов», которые входили в репертуар театра.

Главными элементами сценографии стали огромные и зловещие доисторические люди-животные. В ключевых сценах фигурируют по три или четыре подобных персонажа, а фон составляют массивные каменные глыбы, которые периодически опускаются на сцену и служат площадкой для певцов. Декорации выдержаны в общем архаическом стиле без каких-либо географических ассоциаций, но некоторые элементы отсылают к конкретным регионам — например, к Осетии, где прошло детство Гергиева, или Африке.

Неотъемлемой частью спектакля являются яркое и живое световое оформление Глеба Фильштинского и оригинальные костюмы Татьяны Ногиновой, сочетающие в себе элементы различных фольклорных традиций и новаторские тенденции — например, люминесцирующие волосы. Кроме того, в постановке чувствуется влияние традиций русского балета. Хореографические сцены являются ключевыми моментами действия. Именно артисты балета изображают волшебный огонь в «Валькирии»; они же выковывают меч Нотунг для Зигфрида.

Понятно, что ни одна постановка «Кольца нибелунга» не сможет понравиться всем.

Некоторые критики отмечали, что при проектировании декораций постановщики задумывались только о бюджете; другие протестовали против экстравагантных деталей — в частности, костюма Хагена, который слишком напоминает платье. Но больше всего эту постановку критиковали за отсутствие единого режиссерского подхода к сценическому действию. После ухода немецких режиссеров на проект были приглашены два российских специалиста: Юлия Певзнер на две первые части и Владимир Мирзоев на две последующие. Возможно, именно такой подход позволил Гергиеву избежать чрезмерного увлечения авторскими «концепциями». Позже имена обоих режиссеров были вычеркнуты из программок, а когда «Кольцо» было показано в Нью-Йорке в 2007 году, в афише фигурировали только Цыпин и Гергиев (заявленный как автор концепции).

«Зигфрид» в Мариинском театре

Преимущество подхода Гергиева состоит в том, что он исключил любую возможность искажения сюжета харизматичным режиссером. Более того,

«Кольцо» Мариинского театра вообще отрицает значение режиссера в современных постановках Вагнера.

Одним этим постановка радикально отличается от всех остальных.

Блестящая работа Гергиева с оркестром не была сюрпризом для слушателей, которые присутствовали на исполнении Вагнера в Мариинском театре или во время гастрольных туров труппы. Тем не менее, желая освежить музыку, Гергиев несколько переосмыслил партитуру. В целом темпы сложно назвать быстрыми, однако «Зигфрид» был настолько ускорен, что общая продолжительность музыки получилась меньше, чем в «Валькирии», которую называют «скерцо "Кольца нибелунга"».

Остальные же части Гергиев исполнял неторопливо, вдумчиво проигрывая выразительные пассажи и старательно подчеркивая мельчайшие нюансы. Основные оркестровые фрагменты (финальная тема «Золота Рейна», похоронный марш «Гибели богов» и другие) звучали просто потрясающе.

Своей великолепной сыгранностью оркестр Мариинского театра ничуть не уступал другим исполнителям Вагнера

— как по техническому мастерству, так и по широте музыкальной палитры.

К моменту появления мариинского «Кольца нибелунга» любители оперы со всего мира уже привыкли к русским именам в главных партиях оперного репертуара, однако эти имена были редки в операх Вагнера. Постановки «Кольца» и других опер Вагнера в Мариинском театре изменили это положение вещей и познакомили публику с молодыми талантами, блестяще освоившими музыку этого композитора. Удивительно, что все они были русскими.

У нас нет возможности назвать имена всех блестящих солистов, выступавших в постановках «Кольца» на протяжении многих лет. Однако не вспомнить некоторых артистов, участвующих в спектаклях крупнейших оперных трупп мира, просто невозможно.

«Гибель богов» в Мариинском театре

Нельзя не упомянуть великолепную Младу Худолей, чье страстное исполнение партии Зиглинды напоминает о великой Леони Ризанек. Лариса Дядькова — величественная и роскошная Фрика, и Николай Путилин, зловещий и звучный Альберих, играют важную роль в исполнении опер Вагнера. Также стоит отметить Владимира Ванеева, Михаила Кита и Алексея Тановицкого, певших партию Вотана на сценах различных западных театров.

Особенно успешно исполняют Вагнера вне стен Мариинского театра бас-баритон Евгений Никитин и бас Михаил Петренко.

Никитин однажды даже оказался в центре скандала: в 2012 году он был выведен из состава исполнителей оперы «Летучий голландец» на Байройтском фестивале, где ему отводилась главная роль, за вытатуированную на груди свастику. Правда, впоследствии газеты сообщили, что это была вовсе не свастика — да и вообще, вся эта история не только не погубила карьеру певца, но даже усилила его популярность.

Михаил Петренко быстро привлек внимание Даниэля Баренбойма, который пригласил его в Берлинскую государственную оперу. Впоследствии он исполнял басовые партии «Кольца нибелунга» в ряде других театров, включая Ла Скала. Звонкий голос Леонида Захожаева нельзя назвать героическим тенором, однако его Зигфрид запомнился слушателем своим благородством и убедительностью, в результате чего певец сразу получил ангажементы в другие театры.

Помимо этих артистов, делавших первые шаги в непривычных для себя партиях, следует отметить вклад более опытных исполнителей, которым уже доводилось работать с произведениями Вагнера.

Сейчас, когда Валерий Гергиев со своим оркестром приступили к работе над студийной записью «Кольца», у них нет недостатка в прославленных солистах.

Первый диск цикла — «Валькирия», увидевший свет в начале этого года, собрал самый сильный на сегодняшний день состав исполнителей: в их числе Нина Штемме, Аня Кампе, Екатерина Губанова, Йонас Кауфман, Рене Папе, Михаил Петренко и великолепный хор валькирий Мариинского театра. Выход диска стал прекрасным подарком к десятилетию «Кольца нибелунга» в постановке Мариинского театра и знаменовал большое будущее этого спектакля.

Джордж Лумис
Опубликовано в буклете XXI фестиваля «Звёзды белых ночей»

11, 13, 15, 16 июня. «Кольцо нибелунга» на сцене Мариинского-2.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

статьи

Раздел

опера

Театры и фестивали

Мариинский театр

Персоналии

Валерий Гергиев

Произведения

Кольцо нибелунга

просмотры: 10420



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть