По долинам и по взгорьям…

Александр Матусевич, 18.05.2013 в 22:39

Валерий Гергиев

Блиц-впечатления от региональной программы Московского Пасхального фестиваля

Как и почти во все предыдущие 12 лет в нынешнем году Московский Пасхальный фестиваль проходил не только в российских столицах, но и в провинции. Более того, региональная программа была даже богаче и насыщенней той, что прозвучала в Москве и Петербурге.

Пасхальный фестиваль давно шагнул в регионы и это — стратегическая линия Валерия Гергиева: нести высокое искусство как можно более широкому кругу слушателей.

Автору этих строк довелось немного попутешествовать с «гергиевским караваном»,

и некоторые впечатления от этого удивительного музыкального марафона саккумулированы в этом маленьком отчёте.

Маршрут фестивального поезда зарифмовали с событиями великой битвы семидесятилетней давности: со знаменитой Курской дугой. Все предыдущие годы Пасхальный фестиваль финишировал в День Победы, и военная тематика так или иначе звучала в его концертах. На этот раз закрытие было отнесено на более поздний срок в связи с поздней Пасхой, но

от военной темы не только не отказались, но сделали ее своеобразным лейтмотивом музыкального марш-броска.

Правда, ничего непосредственно связанного с войной в программе фестивальных концертов не исполнялось — и это был сознательный выбор маэстро Гергиева.

Дань памяти героям великих битв Великой Отечественной войны было решено отдать иначе: географически — да, проехать именно по тем местам, где гремели залпы орудий, но — дарить слушателям российских городов великую музыку, говорящую о вечном, без привязки к каким-то конкретным историческим событиям.

За несколько дней Пасхальный поезд-посланник посетил Смоленск, Брянск, Белгород и Курск

— именно в этих городах мне довелось побывать с маэстро и его коллективом. Далее маршрут мариинского десанта пролегал по городам Орёл, Тула, Калуга, краткий заезд в Москву на 9 мая и — второй виток провинциальных скитаний: Нижний Новгород, Кострома, Ярославль, Вологда, Череповец. Финальные аккорды фестиваля прозвучали как и полагается в Петербурге и Москве.

Московский Пасхальный фестиваль

Маэстро Гергиева часто обвиняют в гигантомании, в стремлении к поражающим воображение цифрам. Пишут, что Пасхальный — это своего рода фабрика, выдающая в промышленных объёмах концертные программы, что сказывается на качестве исполнения. До известной степени упрёки справедливые. Справедливые, но не полностью — могу это теперь констатировать по праву очевидца «мариинской кухни пасхального розлива».

Конечно, интенсив сумасшедший.

В каждый из дней артисты давали по три концерта, а иной раз и в трёх разных городах, причём программы были не идентичны.

Как они выдерживают такой ритм — одному Богу известно. И, наверно, ещё маэстро Гергиеву.

Конечно, не всё и не всегда звучит так, как хотелось бы. Например, для меня исполнение «Из времён Хольберга» Грига в Курской филармонии было одним из самых грустных не только по количеству неряшливых нот, но и по общему тонусу и какой-то усталости в звуке струнной части оркестра (именуемой «Страдивари-ансамбль» Мариинского театра).

Определённо «Stabat Mater» Перголези — музыка другой стилистики, не самой близкой Гергиеву: слишком быстрые темпы, слишком мало лирики и печали, слишком мало изящества. Хотя солистки Оксана Шилова и Юлия Маточкина звучали превосходно, а струнный ансамбль хотя и был несколько тяжеловесен, но справлялся с этой «лёгкой» для него музыкой шутя.

Денис Мацуев, игравший вместе с мариинцами при мне трижды и всякий раз иную программу, злоупотреблял звучностью, и общая усталость сказывалась и на нём,

особенно в бисах: масса невыигранных пассажей и неуёмная агрессия в иных произведениях вселяла опасения за сохранность «Стейнвея», который пианист возил с собой из города в город.

Но в то же время ряд произведений были исполнены эталонно — вдохновенно и технически безупречно.

К таким откровениям принадлежат «Светлый праздник» Римского-Корсакова, фрагменты из «Жар-птицы» Стравинского, Четвёртая симфония Чайковского, его же Первый фортепианный концерт, «Рапсодия на тему Паганини» Рахманинова, Первый фортепианный концерт Шостаковича. Последние три — заслуга в том числе и Мацуева, который в некоторых фрагментах достигал подлинных высот.

На открытии Московского Пасхального фестиваля. Фото — mospat.ru

В целом перечисленные произведения прозвучали по-настоящему великой музыкой — по исполнению, по внутреннему наполнению и по внешнему блеску.

Класс мариинских оркестрантов вызывает искренний восторг: этим людям, кажется, подвластно всё.

Равно как и их руководителю, не знающему устали и преград, переходящему от одной стилистики к другой смело и часто весьма убедительно.

Издержки пасхального марафона — они ведь оборотная сторона той громадной культуртрегерской сверхзадачи, которую взвалил на себя Гергиев и его коллектив.

Будем откровенны: если не в таком галопирующем режиме, то когда бы любители музыки из российских провинциальных центров имели возможность посетить концерт мариинцев и Мацуева?

Возможно, что и никогда. Тем более, что во многих из перечисленных городов условия — не самые благоприятные для гастролей вообще, и тем более для гастролей такого уровня.

Денис Мацуев на вопрос одного из местных журналистов, почему редко гастролирует в провинциальных центрах, ответил совершенно резонно:

играть не на чем, нет инструментов того класса, что необходимы.

А возить рояль с собой — не всегда возможно.

Наиболее благоприятное впечатление оставила Белгородская филармония

— отличный зал, превосходные условия как для артистов, так и для публики, великолепное в стиле хай-тек реконструированное здание местного музыкального центра.

Московский Пасхальный фестиваль

В Смоленске филармонический зал, располагающийся в бывшем Дворянском собрании, приятен сам по себе и акустически удобен, но невозможно мал даже для Перголези со сводными хорами, не говоря уже о колористических буйствах Стравинского, а драмтеатр в этом городе, хотя и более внушителен, не отвечает всем требованиям акустики для академических концертов.

Филармония в Курске нуждается в серьёзном обновлении,

хотя сам зал и более подходящий для масштабных праздников музыки. Но та часть, что эксплуатируется артистами, то, что скрыто от глаз публики — ниже всякой критики.

Но эти замечания — просто цветочки по сравнению с тем, что довелось увидеть в Брянске:

в «сарай» под названием «концертный зал „Дружба“» стыдно пригласить не то что Гергиева с Мацуевым, но участников смотра каких-нибудь самодеятельных хоров.

И это при том, что в городе имеется неплохое здание драмтеатра — почему бы его не отдать знаменитым гастролёрам, коль уж местная филармония не имеет достойной площадки?

Несмотря на все сложности — объективные и субъективные —

маэстро везде строго выдерживал заявленную программу, ни разу не обманув ожиданий публики.

Из-за транспортных накладок не всегда удавалось выдержать график начала концертов, но благодарная публика провинциальных центров, не избалованная вниманием к себе больших музыкантов, готова была и подождать. О том, что залы были переполнены на всех пяти посещённых мною концертах, даже излишне напоминать. Что является лишним напоминанием:

региональная программа Московского Пасхального по-прежнему очень нужна.

Фото предоставлены пресс-службой Московского Пасхального фестиваля

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть