От Маршальши — к Изольде…

Мелани Динер в Большом зале Московской консерватории

Игорь Корябин, 01.04.2013 в 15:30

Мелани Динер. Автор фото — Johannes IFKOVITS

Этот концерт не был сольным вечером Мелани Динер: имя певицы из Германии в программе, составленной из произведений Моцарта, Баха – Веберна, Берга и Вагнера, анонсировалось в качестве солистки. Коллективной творческой единицей названного мероприятия стал Концертный симфонический оркестр Московской консерватории, а место за дирижерским пультом занял его художественный руководитель Анатолий Левин.

Первое отделение открылось достаточно дежурным — и по «заигранности», и по качеству интерпретации — исполнением увертюры к опере Моцарта «Свадьба Фигаро». Еще одним чисто оркестровым номером стал шестиголосный ричеркар («фуга ричерката») из «Музыкального приношения» Баха (BWV 1079) в оркестровке Веберна.

Как известно, «fuga ricercata» с итальянского переводится как «изысканная фуга», однако, несмотря на справедливый интерес к этому «совместному» опусу Баха – Веберна,

задача обнаружить подлинную изысканность в его исполнении оказалась весьма не простой.

Напротив, аккомпанемент к двум вокально-оркестровым сочинениям первого отделения в сочетании с солирующим голосом Мелани Динер следует признать весьма органичным и действенным. В первом из них — речитативе и рондо «Ch’io mi scordi di te? ... Non temer, amato bene» Моцарта (KV 505) для сопрано, солирующего фортепиано и оркестра — был задействован также пианист Александр Бондурянский.

Второе сочинение — весьма редко звучащий у нас вокальный цикл Берга «Семь ранних песен»

для голоса и фортепиано (1905—1908) — было представлено в авторской оркестровой редакции 1928 года.

Несмотря на то, что творчество «нововенца» Альбана Берга принято относить к наиболее радикальной ветви австро-немецкого экспрессионизма, семь вокальных миниатюр цикла — «Ночь» (слова Карла Гауптмана), «Песнь тростника» (слова Николауса Ленау), «Соловей» (слова Теодора Шторма), «Увенчанный мечтой» (слова Райнера Марии Рильке), «В комнате» (слова Иоганнеса Шлафа), «Ода любви» (слова Отто Эриха Хартлебена) и «Летние дни» (слова Пауля Хоэнберга) — очень непротиворечиво и органично выстраиваются в единый поток чистого романтизма, — пусть фактурно плотного и тяжеловесного, пусть монументально педантичного, «иссушенного» нарочито «прямым» языком музыкальной выразительности, но всё же еще романтизма.

И переход от теплых классических гармоний концертной арии Моцарта — речитатива и рондо — к чеканно строгому и холодному языку Берга вовсе не кажется прыжком через бездну: достаточно лишь перешагнуть «водораздел» между классицизмом и романтизмом.

Голос Мелани Динер, если говорить об особенностях звучания женских немецких голосов вообще, для которых, как правило, характерны стальной напор, железное интонирование и аффектация не на чувство, а на чистую, отвлеченно-абстрактную экспрессию,

выделяется удивительной теплотой, объемом эмоционального наполнения и многомерностью внутреннего актерского состояния.

Это мы сполна ощутили и в музыке Моцарта, и музыке Берга, интерпретированной певицей стилистически точно, «вкусно» и темпераментно сочно. Эти же чувства мы смогли впервые ощутить еще в 2003 году, когда Мелани Динер приняла участие в исполнении «Песен Гурре» Шёнберга, состоявшемся на Новой сцене Большого театра.

В этом — уже на его Основной сцене — нас убедила и блестящая интерпретация певицей партии Маршальши: премьера «Кавалера розы» Рихарда Штрауса состоялась в апреле прошлого года, но, как только это название вновь появляется в афише Большого, певица до сих пор регулярно продолжает выходить на его сцену.

Так случилось и в ее нынешний, последний приезд. Однако на этот раз с уже обжитой исторической сцены главного музыкального театра страны эффектная и проницательно мудрая Маршальша Мелани Динер шагнула еще и на историческую сцену Большого зала консерватории, представ в образе несчастной Изольды:

в завершение обсуждаемого вечера мы услышали «Вступление и смерть Изольды» из музыкальной драмы Вагнера «Тристан и Изольда».

И хотя перед исполнением этого номера было объявлено, что певица вдруг почувствовала себя плохо, но, тем не менее, петь всё равно будет, ее интерпретация финального монолога Изольды явственно показала, что

декларация плохого самочувствия была всего лишь суеверной перестраховкой.

Вообще, всё второе отделение концерта предстало полностью вагнеровским: открылось оно двумя симфоническими фрагментами из «Лоэнгрина» — вступлением к опере и антрактом к ее третьему действию. Вагнеровские оркестровые страницы, особенно из «Лоэнгрина», доставили истинное удовольствие, однако аккомпанируя «Смерть Изольды», оркестр неоправданно увлекался слишком взрывными кульминациями, несколько «задавливавшими» вокал, но, в целом, этот известнейший номер стал, несомненно, впечатляющим завершением программы.

В 1995 году воспитанница консерваторий Штутгарта, Мангейма и Индианы выиграла премию фонда «Моцартеум» на конкурсе в Зальцбурге, а в 1997-м ее звездным часом стала партии Фьордилиджи в «Così fan tutte» Моцарта на сцене «Ковент-Гардена».

Отрадно, что редкостной красоты голос певицы — необычайно фактурный и драматически выразительный – не только покоряет сегодня слушателей Западной Европы и Америки, не только становится подлинным украшением ведущих европейских оперных фестивалей, но и звучит в Москве.

Столичным меломанам Мелани Динер успела полюбиться уже давно — и хочется надеяться, что ее встречи с отечественной публикой продолжатся и впредь…

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Большой зал Московской консерватории

просмотры: 2412



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть