Знакомьтесь: контратенор Лоуренс Заззо

Игорь Корябин, 08.01.2013 в 15:36

Лоуренс Дзаццо (Lawrence Zazzo)

21 декабря 2012 года, несмотря на предрекаемую роковую дату «конца света», в рамках фестиваля «Декабрьские вечера Святослава Рихтера» в Белом зале ГМИИ имени Пушкина выступил контратенор Лоуренс Заззо. Он стал одним из весьма многочисленной армии зарубежных певцов этой специализации, которые в последние лет пятнадцать-двадцать стали наведываться и в Москву.

За это время и отечественная музыкальная среда выдвинула ряд музыкальных имен этого направления, а сам тип голоса под названием «контратенор» сегодня уже весьма спокойно через запятую перечисляется с тенорами, баритонами и басами. А ведь еще в начале 80-х годов XX века появление в афише на просторах родного отечества имени певца с указанием «контратенор» воспринималось просто из ряда вон выходящей экзотикой, самой что ни на есть настоящей диковинкой.

Сегодня мы этому уже абсолютно не удивляемся:

контратенора всего мира гордо подняли свои головы,

пытаясь заменить в соответствующем барочной репертуаре певцов-кастратов, давно сошедших с музыкальной исторической арены. Слово «пытаясь» появилось здесь не случайно, ибо пытаются многие, но получается далеко не у всех. Да и Москва в разные годы слышала как очень хороших контратеноров, так и, скажем прямо, не очень. Мы стали весьма разборчивыми, и теперь нам подавай не что-нибудь, а непременно качественный вокальный продукт. Сама парадигма давно уже изменилась: теперь контратенора должны изо всех сил стараться, чтобы удивить нас.

Конкуренция в этой сфере достаточно большая, тем более, что сколько контратеноров на белом свете, столько и абсолютно разных, непохожих друг на друга голосов и по тембру, и по глубине регистрового наполнения, и по относительной высоте звучания, и по степени подвижности звуковедения, и по уровню владения кантиленой.

Заззо — американец, причем, весьма успешный, обладающий обширным барочным оперным репертуаром

и поющий практически по всему миру на лучших оперных и концертных сценах Брюсселя и Парижа, Лондона и Нью-Йорка, Берлина и Мюнхена, Лиссабона и Вены. Он сотрудничает с такими маститыми дирижерами барочного направления, как Рене Якобс, Уильям Кристи, Николаус Арнонкур, Кристоф Руссе, Тревор Пиннок, Жорди Саваль, и многими другими. Достаточна обширна и галерея осуществленных им записей опер барокко, среди которых преобладают малоизвестные раритеты Генделя.

Так что с предварительной «визитной карточкой» у певца оказалось всё в полном порядке. Но смог ли он и на концерте в Москве произвести эффект доверия и благожелательности — эффект, основанный не на заочных рекомендациях, а исключительно на живых впечатлениях?

Однозначно, смог! Так что время, проведенное «наедине» с исполнительским искусством Лоуренса Заззо при участии сопрано из Швеции Клары Эк и Камерного оркестра «Musica Viva», место за дирижерским пультом которого занял его художественный руководитель Александр Рудин, было потрачено явно не зря!

Этот концерт стал еще одной яркой барочной страницей «Декабрьских вечеров» ушедшего 2012 года.

На московском концерте Заззо звучала исключительно музыка Генделя (как вокально-оперная, так и ансамблево-инструментальная). В монографическую программу вечера вошли фрагменты из опер «Роделинда» (первое отделение концерта) и «Юлий Цезарь» (финальная часть второго отделения).

Помимо вокальных номеров из названных опер, были исполнены увертюры к ним и к опере «Альцина», а также Concerto grosso № 5 ре мажор (оp. 6), причем время от времени Александр Рудин занимал также и место солиста-виолончелиста в оркестре. И прежде, чем перейти к певцам, сразу хочется сказать, что и оправа оркестрового сопровождения, в которую были заключены вокальные партии, и чисто оркестровые пьесы, исполненные в этот вечер, доставили исключительное удовольствие.

Звучание Камерного оркестра «Musica Viva» отличалась уверенным профессионализмом

и потрясающим ощущением изысканности стилистики старинной музыки: представленные интерпретации были полны эмоциональной красочности и одухотворенности.

Итак, из оперы «Роделинда» Лоуренс Заззо представил два фрагмента партии Бертаридо (речитатив и арию «Pompe vane di morte … Dove sei, amato bene!» плюс популярнейшую арию «Vivi, tiranno»), а Клара Эк — две арии Роделинды («Spietati, io vi giurai» и «Ritorna, oh caro e dolce mio tesoro»). Совместно же они исполнили речитатив Роделинды и Бертаридо «Non ti bastò — Ah! Sposa» и их известнейший любовный дуэт «Io t’abbraccio», музыка которого пронизана неразрывно единым глубоким чувством печали утраты и радости нового обретения двух любящих сердец (в опере названный речитатив предваряет дуэт, так что эту связку вполне можно рассматривать и как единое целое).

Из оперы «Юлий Цезарь» вниманию публики Лоуренс Заззо предложил не менее известную арию Цезаря «Va tacito e nascosto», а Клара Эк — речитатив и арию Клеопатры «E pur così in un giorno … Piangerò la sorte mia». Завершил программу финальный дуэт Цезаря и Клеопатры «Più amabile beltà». Не обошлось в этот вечер и без бисов, причем и на этот раз звучала музыка Генделя: сначала Лоуренс Заззо совершенно захватывающе исполнил знаменитое ариозо Ксеркса из одноименной оперы (largo «Ombra mаi fu»), а затем прощальным дуэтом Эзилены и Родриго «Addio! Mio caro bene — Addio! Mia dolce vita» из оперы «Родриго» Заззо и Эк весьма оригинально, следует заметить, сказали свое «Addio!» и публике.

Начав выступление с кантиленных вокальных фрагментов, уже в речитативе и арии «Pompe vane di morte … Dove sei, amato bene!»

Заззо обнаружил практически сопрановую окраску звучания голоса,

но не лирическую и обволакивающе мягкую, а достаточно звонкую, напористую, отчасти резковатую, но тем не менее всё еще остающуюся в поле изысканной интерпретации барочной арии в стиле lamento. Главное, что голос певца звучит полновесно, во всю глубину естественного тона, а не прибегает к фальцету, что очень часто случается у иных исполнителей подобного направления. Я бы даже назвал тембр звучания Заззо героическим, но, понятно, в узком смысле применимости данного определения именно к контратенорам. В силу этого бравурная ария «Vivi, tiranno» просто засияла вокально-психологической экспрессией: всё же

голос Заззо, несмотря на его «сопрановый металл», остается в меру подвижным

для исполнения подобных виртуозных пассажей. Благодатный творческий результат публика получила и от его интерпретации арии «Va tacito e nascosto».

Певец находится в прекрасной вокальной форме, поет очень легко и непринужденно в том смысле, что «не выдавливает из себя по капле раба», а посылает звук очень грамотно, хотя и расчетливо. Но этот рациональный расчет практически не ощущается, ведь голос демонстрирует естественную наполненность вокальной эмиссии. Именно это внушает к исполнителю огромное доверие и уважение.

Не без удовлетворения хочется отметить, что и Клара Эк, партнерша Лоуренса Заззо, на которую особых ставок не делалось, ибо это имя было и вовсе незнакомо, также оказалась весьма приятным открытием вечера. Обладая голосом, возможно, не самых пленительных тембральных и выразительных достоинств, она предстала, прежде всего, как несомненно надежный и крепкий профессионал, как

певица, обладающая высокой культурой, думающая и интеллектуальная,

очень точная в плане интонирования и аккуратная в вокальных пассажах и кантилене.

Оба исполнителя вместе явили собой прекрасный органичный ансамбль — и дуэтная вокальная составляющая концерта стала еще одной его яркой удачей. Голоса певцов сливались в удивительной чувственной гармонии, наполняя слушательские сердца тем необъяснимым счастьем чистой музыки, когда надуманные перипетии сюжетов барочных опер невольно отходили на второй план. Это и рождало то физическое ощущение удовольствия от живого восприятия, которое особо ценят истинные меломаны.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Персоналии

Георг Фридрих Гендель, Александр Рудин

Коллективы

Musica Viva

Словарные статьи

контратенор (контртенор)

просмотры: 3253



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть