Незаигранный Вивальди

Камерный оркестр «Ла Скала» в Москве

Игорь Корябин, 27.11.2012 в 17:46

Камерный оркестр «Ла Скала» в Москве

В начале нынешнего сезона такой всемирно известный бренд, как «Ла Скала», возникал в музыкальной жизни Москвы уже дважды. Впрочем для многих категория «дважды», скорее всего, выродится в категорию «единожды», ибо и первое событие (показ на Основной сцене Большого театра гастрольного спектакля «Дон Жуан» Моцарта) и второе (концерт на Основной сцене Большого театра оркестра театра «Ла Скала» из произведений Моцарта) по понятным причинам сливаются в одно.

Второе (в единственном числе) даже хронологически явно поглощается первым (прошедшим три раза), а общим коллективным фигурантом и того, и другого события как раз и является оркестр «Ла Скала», то есть именно тот коллектив, что обычно сидит в оркестровой яме и сопровождает спектакли оперной или балетной труппы.

И всё же мне ближе разделить оперный спектакль с оркестром в яме и концерт оркестра на сцене.

Тогда поводом, по которому бренд «Ла Скала» возникает в настоящих заметках в третий раз в нынешнем сезоне, является московское выступление Камерного оркестра «Ла Скала» («Cameristi della Scala»). Оно состоялось 12 ноября на сцене Концертного зала имени Чайковского в рамках филармонического абонемента «Европейские виртуозы в Москве», причем, открыло цикл нынешнего сезона.

Чтобы понять историю возникновения Камерного оркестра «Ла Скала», необходимо вспомнить, что в 1982 году под брендом «Ла Скала» по инициативе Клаудио Аббадо было создано принципиально новое автономное образование — Филармонический оркестр «Ла Скала» («Filarmonica della Scala»). И в том же году Камерный оркестр «Ла Скала» был образован из музыкантов как Филармонического оркестра «Ла Скала», так и собственно оркестра театрального.

Камерный оркестр «Ла Скала» на этот раз приехал к нам «совсем уж в камерном» составе:

четыре первых, три вторых скрипки, два альта, виолончель и basso continuo (контрабас и чембало). В этот приезд возглавил коллектив дирижер и солист-флейтист Давиде Формизано. Из числа участников Камерного оркестра «Ла Скала» на недавнем концерте в Москве солировали также Андреа Пеколо (скрипка), Роберто Нигро (скрипка) и Альфредо Персикилли (виолончель). В качестве солистки в финальном номере программы к итальянским музыкантам присоединилась и россиянка Ирина Стачинская (флейта).

На суд московской публики миланские «камеристы» вынесли

изысканнейшую монографическую программу из сочинений Антонио Вивальди,

но на этот раз — не тысячу раз игранные-переигранные популярные шлягеры наподобие цикла скрипичных концертов «Времена года» или иже с ними, а совершенно очаровательную подборку камерно-инструментальных опусов, которые в отечественных концертных залах услышишь отнюдь не часто.

Однако протокола ради просто нельзя не вспомнить, что более трех лет назад (5 июня 2009 года) на этой же сцене — главной филармонической площадке Москвы — Камерный оркестр «Ла Скала» в рамках весьма «экзотической» сборной программы всё же блистательно исполнял именно «Времена года» Вивальди, «удачно» в тематическом плане присовокупив к ним еще и «Четыре времени года в Буэнос-Айресе» Пьяццоллы. Дирижером и солистом той давней программы выступил Франческо Манара (скрипка).

Но, как уже ясно из экспликации состава участников гастролей этого года, главной «изюминкой» нынешнего приезда миланских музыкантов стало включение в программу концерта произведений не только для двух солирующих скрипок, но также и для солирующей флейты (двух флейт), и для солирующей виолончели.

Итак, первым делом в качестве разбега прозвучала совсем небольшая миниатюра —

Концерт для струнных ре-минор (RV 127). Продолжил программу Концерт для двух скрипок и струнных ля минор (RV 523). Следующие три опуса, помимо своих каталожных номеров имели еще и приписанные им поэтические названия: «La Notte» («Ночь») — Концерт для флейты и струнных соль-минор (RV 439); «Il Gardellino» [или «Il Сardellino»] («Щегол») — Концерт для флейты и струнных ре-мажор (RV 428); «La Tempesta di mare» («Буря на море») — Концерт для флейты и струнных фа-мажор (RV 433). Не считая бисов, один из которых на редкость виртуозно представил Давиде Формизано («Аллеманда» из одной из сюит Баха в исполнении флейты соло), под занавес вечера прозвучали Концерт для виолончели и струнных до-мажор (RV 398) и Концерт для двух флейт и струнных до-мажор (RV 533).

Что и говорить, современному слушателю специфически вычурная форма инструментального концерта барочной эпохи XVIII века (в основном, трехчастная, хотя даже в рамках обсуждаемого концерта выявляющая определенное темпоритмическое разнообразие), пожалуй, скорее предстает маленькой изящной симфонией с солирующими инструментами. Но понятно, что на этот раз дело было вовсе не в форме, а в изысканно прелестном, располагающем «к беззаботному парению и умиротворенности» музыкальном содержании и, кроме того, в высочайшем уровне эмоциональной и стилистической культуры интерпретации.

После этого запоминающегося вечера в Московской филармонии я постоянно задаю себе один и тот же вопрос:

можно ли сравнивать игру оркестра театра «Ла Скала», который в сентябре этого года на сцене Большого театра под руководством Даниэля Баренбойма исполнил три последние симфонии Моцарта, и игру даже не оркестра, а, в данном случае, фактически ансамбля солистов, объединившихся под брендом «Cameristi della Scala» и представивших на сцене Концертного зала имени Чайковского интереснейшую вивальдиевскую программу?

С одной стороны, это неправомочно, ибо придется сопоставить разнокалиберные и разножанровые коллективы. Но, с другой, если абсолютно абстрагироваться от этого, а сосредоточиться исключительно на музыкальных впечатлениях, то почему бы и нет… И сделав это, приходишь к парадоксальному выводу, что несмотря на их общий знаковый бренд, классический Моцарт в исполнении первого из них просто поверг в совершеннейшее уныние откровенной рутиной своего художественного воплощения (и главная «заслуга» в этом, конечно же, принадлежит дирижеру!). Напротив, прозрачно нежный, трепетно искренний, утонченный и

виртуозно расцвеченный мириадами динамически иллюстративных оттенков репертуар Вивальди привел в полнейший, поистине неописуемый восторг!

О высоком профессионализме приехавших к нам миланских «камеристов» определение «ансамбль солистов» говорит как нельзя лучше. Действительно, это был настоящий ансамбль первоклассных солистов! Скрипачи Андреа Пеколо и Роберто Нигро, а также виолончелист Альфредо Персикилли, входящие в состав этого ансамбля, в своих сольных выступлениях показали себя музыкантами самой что ни на есть высочайшей категории.

Особо хочется сказать об упоительно лиричном и обаятельном виртуозе-флейтисте Давиде Формизано,

на долю которого выпал необычайный, просто грандиозный успех у московской публики. Но также хочется сказать и о невероятно мягкой и отзывчивой в художественно-исполнительском отношении Ирине Стачинской, которая в двойном флейтовом концерте составила с итальянским солистом удивительно рафинированный и гармоничный ансамбль.

Когда оцениваешь необычайно светлое и «оптимально сладкое» — отнюдь не слащаво приторное! — послевкусие от этого знаменательного вечера на сцене Концертного зала имени Чайковского, то неизбежно понимаешь, что задача рецензента оказывается заведомо неблагодарной. Всю ту филигранную хрупкость и ясную прозрачность горного хрусталя, которому были сродни музыкальные россыпи, подаренные публике итальянскими музыкантами, передать на бумаге совершенно невозможно.

Только после интерпретационных инъекций такого поистине фантастического уровня, скрупулезно выверенных согласно предписаниям стиля и исполнительских особенностей подобного рода музыки, сразу же начинаешь понимать, что имя Вивальди, зачастую кажущее сейчас чуть ли не «эпически легендарным», вдруг даже для тех, на кого оно до сих пор наводило скуку своей барочной академической «засушенностью», становится однозначно понятным и близким — понятным душе и близким сердцу…

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть