Под знаком Шаляпина

В Казани завершился XXX фестиваль имени Шаляпина

Виктор Александров, 17.02.2012 в 12:55

Памятник Шаляпину в Казани

Традиционный международный оперный фестиваль им. Ф. И. Шаляпина продолжался в Казани полмесяца. 2012 год для фестиваля юбилейный. Тридцать лет прошло с тех пор, как на родине великого певца решено было ежегодно устраивать фестиваль в честь его имени. Идея проведения оперного смотра принадлежит директору Татарского оперного театра им. Мусы Джалиля Рауфалю Мухаметзянову. В 1985 году фестиваль обрел статус всероссийского, в 1991 году вышел на международный уровень.

Рауфаль Мухаметзянов: «Концепция фестиваля проста и действенна. Основу фестивальной афиши составляют собственные постановки нашего театра, но все главные партии в спектаклях исполняются приглашенными солистами — ведущими оперными певцами России и мира. Эта модель фестиваля работает по сей день, позволяя благодаря новым лицам и именам удерживать интерес зрителей».

Рауфаль Мухаметзянов. Фотограф Р. Шеломенцев

По сравнению с прошлыми фестивалями нынешний Шаляпинский марафон ничуть не уступает по составу звездных имен музыкантов. За две недели на сцене Театра оперы и балета им. М. Джалиля выступили ведущие оперные артисты из разных театров мира: солисты «Ла Скала», «Метрополитен-опера» и Мариинского театра.

Афишу спектаклей украсили постановки известных опер русских и зарубежных композиторов. Не обошлось и без премьер — в этом году форум открылся новой постановкой «Евгения Онегина» дирижёра Михаила Плетнёва и режиссёра Михаила Панджавидзе. Для фестиваля характерен определенный контекст, обращение к историческим постановкам, прочно закрепившимся в репертуаре казанского театра.

12 оперных спектаклей и два гала-концерта образовали палитру событий XXX Шаляпинского фестиваля. Оперную афишу составили признанные шедевры: «Мадам Баттерфляй» Дж. Пуччини, «Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти, «Риголетто», «Травиата», «Аида» Дж. Верди, «Кармен» Ж. Бизе, «Борис Годуновм М. Мусоргского.

Исторический спектакль был показан в день рождения Ф. И. Шаляпина 13 февраля: народная музыкальная драма Мусоргского «Борис Годунов» сопровождала творческий путь артиста. Шаляпин — непревзойденный исполнитель царя Бориса на все времена, он был способен изумлять многих бесценным даром художественного перевоплощения.

Роль Годунова в Казани за время тридцати прошедших фестивалей исполняли Юрий Борисенко, Карел Миесниекс, Булат Минжилкиев, Владимир Ванеев, Владимир Огновенко, Михаил Светлов-Крутиков, Николай Шопша, Михаил Кит, Анатолий Кочерга, Михаил Казаков.

В эту когорту певцов достойно вписался солист Берлинской государственной оперы и «Метрополитен-оперы» Рене Папе. Артист впервые участвует в Казани на фестивале им. Шаляпина. Борис Годунов Рене Папе хладнокровный и циничный правитель Руси, терзаемый лютыми муками совести.

Рене Папе в роли Бориса Годунова (фотограф Л.Бобылев)

Рене Папе: «Борис Годунов — самый настоящий лузер, несмотря на все свое богатство, короны, скипетры и властные полномочия. Его снедают не лучшие чувства. Несчастный одинокий человек, которому и словом не с кем перемолвиться. Одна из самых страшных ситуаций, в которой может оказаться человек, — это когда он никому не может довериться. Одиночество — та цена, которую приходится платить за власть над окружающими. Годунов ищет одновременно и любви, и власти, что практически невозможно по сути».

Легендарный спектакль Федора Федоровского до сих пор не утратил своей актуальности в пышном величии исторических сцен, богатстве декораций и грандиозной массовке артистов. Режиссера-постановщика возобновленной редакции 2005 года Михаила Панджавидзе вдохновило стремление возродить на казанской сцене события драмы Мусоргского в их традиционном варианте.

Среди участников спектакля: Дмитрий Кузьмин (Самозванец), Алексей Стеблянко (князь Василий Шуйский), Сергей Ковнир (Пимен), Ирина Макарова (Марина Мнишек), в роли детей Бориса: Венера Гимадиева (Ксения) и контратенор Артем Крутько (царевич Федор).

Оркестром и хором Татарского театра оперы и балета им. М. Джалиля дирижировал Ренат Салаватов.

На следующий день в Казань пожаловала труппа Мариинского театра во главе с Валерием Гергиевым. Петербургские артисты привезли на шаляпинский фестиваль одну из недавних постановок — оперу «Очарованный странник» Родиона Щедрина.

сцена из спектакля «Очарованный странник» (фотограф — Н. Разина), фото предоставлено Мариинским театром

Сценическая версия петербургского режиссера Алексея Степанюка по одноимённой повести Лескова снискала горячий прием и любопытство у публики. Это сочинение композитор написал не так уж и давно, в конце 2002 года. Идею создания подсказал всемирно известный дирижёр Лорин Маазель. «Очарованный странник» был написан по заказу Нью-Йоркской филармонии как опера, предназначенная исключительно для концертного исполнения. В России опера впервые прозвучала в концертном исполнении в 2007 году в Концертном зале Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Родион Щедрин желал видеть сценическое воплощение собственного сочинения на российской сцене, ведь проза Николая Лескова очень театральна.

Родион Щедрин: «Лесков — один из моих самых любимых и досточтимых писателей. Если мне неожиданно захочется прочесть великую литературу, я открываю томик Лескова, Гоголя, Пушкина. «Очарованный странник» — одно из самых необыкновенных творений Николая Лескова. Сюжет острейший, трагический, насквозь-насквозь русский по своей ментальности, по той самой загадочной русской душе, о которой столько говорят».

Родион Щедрин несколько изменил сюжет этой повести. Он сократил число героев, оставил лишь троих — Ивана Флягина, цыганку Грушу и Князя. Это было сделано для того, чтобы сакцентировать внимание слушателей на развитии сюжета. Трагическая история монастырского послушника, бывшего знатока лошадей Ивана Северьяновича Флягина может рассматриваться как своеобразное Житие. Известный писатель Соломон Волков воспринял эту оперу «как актуальный взгляд на фундаментальные свойства русского характера». «Получилась опера-притча, опера-легенда, серьёзная и глубокая попытка разобраться в так называемой тайне русской души». В самом деле, схожесть этой оперы с ораторией весьма очевидна: солисты являются одновременно и рассказчиками, и главными действующими лицами. Удивительной натуры был Иван Северьяныч, послушник Валаамского монастыря: вроде бы в нём есть глубокая вера, искреннее сострадание и в то же время необузданная грубая сила, граничащая с жестокостью.

Сергей Алексашкин, исполнитель роли Ивана Северьяныча Флягина необычайно вжился в сокровенный мир оперы Щедрина, передал драму чувств и настроений своего героя.

Сергей Алексашкин: «Когда читаешь повесть Лескова, насквозь видишь главного героя. Я вот его представлял большим-большим ребёнком. Флягин совершает разные поступки, он кается, но, понимаете, в душе всё-таки он остается ранимым ребёнком. С героем чего только не происходит: и татарский плен, и убийство монаха, и встреча с цыганкой Грушенькой. Как это всё гениально описано, в какой последовательности. В общем, действительно, наверное, Иван Северьяныч Флягин — моленый сын… И то, что, действительно, ему судьба уготовила такую нелегкую стезю: столько он претерпел и физических, и моральных унижений, и всего прочего: и в полицию попадал, и в тюрьме сидел. Человек, который, действительно много чего повидал…»

В сценической версии «Очарованного странника» режиссер Алексей Степанюк сознательно отказывается от привычных декораций, действие оперы разворачивается на фоне деревянных подмостков, усеянных сухими камышами, среди которых перемещаются главные герои.

Наиболее сложная задача стояла перед Андреем Поповым. Артисту удавалось мгновенно преображаться из одного персонажа в другой: будь то Засеченный монах или Князь, Магнетизёр или Старик в лесу. Андрей Попов мастерски справился со сложной вокальной тесситурой и особенностями речевой интонации.

Музыкальная драматургия «Очарованного странника» пронизана русской православной мелодикой, начиная с перезвона колоколов, задающих атмосферу задумчивого действа. В партитуре Родиона Щедрина органично сочетаются колокольные звоны и традиции знаменного распева, женские плачи (в старину на Руси в деревнях жили профессиональные плакальщицы) и пастушьи рожки (композитор вспоминает здесь своё детство — импровизированные переклички рожков деревенских пастухов в утреннем тумане через реку двух заливных лугов).

В опере использованы традиции русских пьяных и татарских военных песен, и наконец, занимавшее существенное место в русской музыкальной культуре XIX века — цыганское пение. Цыганку Грушеньку блестяще сыграла солистка Мариинского театра Кристина Капустинская.

Кристина Капустинская: «Я думаю, что для меццо-сопрано вообще цыганская душа это вторая, наверное, душа. Ведь для данного тембра голоса представляется очень много возможностей. Например, почувствовать себя цыганкой, особенно если артистка ещё обладает определенным темпераментом, то это всегда очень близко».

Оркестр и хор Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева звучали одухотворенно и наполнено.

Хор в этой опере неотъемлемый участник действа, становится настоящей, монолитной звуковой массой. Невзирая на небольшие акустические проблемы (пение хора иногда было плохо слышно, так как хористы находились на заднем пространстве сцены), Валерий Гергиев остался удовлетворен прошедшим спектаклем и мечтает привезти в Казань оперу Ж. Массне «Дон Кихот», премьера которой намечена будущим летом в Санкт-Петербурге на фестивале «Звезды белых ночей».

Валерий Гергиев: «После премьеры «Дон Кихота» в Санкт-Петербурге спектакль приедет в Казань, на родину Федора Шаляпина. «Дон Кихот» — это то произведение, которое Шаляпин мгновенно поднял на недосягаемую высоту при первом же исполнении».

Гергиев уже четыре раза бывал в Казани с концертами оркестра и хора Мариинского театра. Однако на фестиваль Шаляпина приехать до сих пор не получалось.

Валерий Гергиев: «Казань — один из явных культурных лидеров. Это не надо никому доказывать. Для театра и для меня лично участие в таком фестивале большая честь. Мы готовы сотрудничать и дальше. Наши театры, опираясь на опыт сегодняшнего дня, вполне могут обмениваться визитами, спектаклями. Мне бы хотелось, чтобы у нас спела Альбина Шагимуратова. Мы бы с удовольствием познакомили казанских любителей оперы с нашими работами, и Татарский театр мог бы выступать на наших площадках».

На фото:
памятник Шаляпину в Казани
Рауфаль Мухаметзянов (фотограф — Р. Шеломенцев)
Рене Папе в роли Бориса Годунова (фотограф — Л. Бобылев)
сцена из спектакля «Очарованный странник» (фотограф — Н. Разина), фото предоставлено Мариинским театром

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть