«Экс-Паганини»: московский дуэт

Игорь Корябин, 31.12.2011 в 15:56

Юрий Башмет. Фото © РИА Новости. Владимир Вяткин

Продюсерские коммерческие проекты «Русского концертного агентства» как правило всегда представляют нечто эксклюзивное — то, что всегда вызывает несомненный интерес публики. Не стал исключением и уникальный по своей задумке концерт с тематическим названием «Инструменты Никколо Паганини вместе на одной сцене», который состоялся 18 декабря 2011 года в Москве на сцене Концертного зала имени Чайковского. В силу явной пафосности, заложенной в самом этом названии, первым делом сначала подумалось, что речь идет о целом ансамбле исторических инструментов. Однако их было всего два, хотя, пожалуй, слово «всего» в данном случае и не очень-то уместно, ибо заполучить даже два дорогостоящих легендарных инструмента и соединить их в одной точке земного пространства ради совместного концертирования было совсем непросто. Сама идея проведения подобного вечера – собрать инструменты Паганини на одной сцене и продемонстрировать их звучание русской публике – является давней заветной мечтой прославленного отечественного альтиста Юрия Башмета. И вот, наконец, впервые после смерти Никколо Паганини (1782 – 1840), величайшего гения струн и смычка, два инструмента, когда-то принадлежавшие ему, зазвучали вместе: в одном концерте встретились скрипка работы Карло Бергонци и альт работы Антонио Страдивари – и аналогов подобному событию в мире пока не было.

Скрипку «Ex-Paganini» работы Карло Бергонци (1683 – 1747), созданную около 1720 года, предоставил российский «Фонд инвестиционных программ». 1 ноября 2005 года на аукционе Sotheby’s в Лондоне этот инструмент был приобретен Максимом Викторовым, Председателем совета этого фонда и управляющим партнером юридической компании «Legal Intelligence Group». Впервые скрипка была представлена отечественной публике на выставке «“Ex-Paganini” в Москве», организованной «Фондом инвестиционных программ» и прошедшей в ГМИИ имени Пушкина с 21-го по 29 ноября 2005 года. И если «Ex-Paganini» был в России уже давно, то альт Паганини работы Антонио Страдивари (1644 – 1737), созданный в 1731 году, пожаловал к нам из США. Причем, дата концерта в Зале имени Чайковского была выбрана неслучайно, ибо накануне (17 декабря) этот легендарный альт в составе американского струнного квартета («Токио-квартета») звучал на концерте фестиваля «Декабрьские вечера» в ГМИИ имени Пушкина (альтист – Казухиде Исомура). А собственником этого инструмента в настоящее время является японский музыкальный фонд «Nippon Music Foundation». Так что, приехав в Москву вместе со своим нынешним обладателем-исполнителем Казухиде Исомурой для участия в концерте в ГМИИ, раритетный альт первой половины XVIII века просто еще на денёк задержался в столице, чтобы принять участие и в обсуждаемом проекте.

И на первый взгляд кажется, что всё действительно очень просто, но на самом деле сложность организационной работы, проделанной при подготовке этого мероприятия, очевидна. Именно поэтому Юрий Башмет выразил огромную благодарность и российскому «Фонду инвестиционных программ», и японскому музыкальному фонду «Nippon Music Foundation», которые нашли возможность предоставления своих раритетных инструментов. Вместе с Юрием Башметом, солистом и дирижером, в концерте принял участие возглавляемый им Камерный ансамбль «Солисты Москвы», а также замечательный итальянский скрипач Массимо Кварта.

Программа обсуждаемого концерта была составлена на редкость изящно и продуманно. В первом отделении прозвучали произведения Россини и Паганини, двух родственных музыкальных душ, бывших, как известно, большими друзьями. Россини оказался представлен увертюрой к опере «Шелковая лестница» (1812) и Сонатой № 3 до мажор для струнных (1804), которые «Солисты Москвы» изумительно элегантно, доставляя удовольствие тончайшей музыкальной нюансировкой, исполнили под руководством Юрия Башмета. Сам же маэстро солировал в Концертино для альта и камерного оркестра ля минор, то есть в реконструкции-переложении Квартета № 15 Паганини для скрипки, солирующего альта, гитары и виолончели (1820), которое в 1998 году было осуществлено Р. Балашовым и Г. Кацем. Подобное переложение было сделано не просто так, а на основе дошедших свидетельств о том, что композитор, учитывая огромный успех своего сочинения, собирался сделать это сам (но, увы, так и не сделал).

Прозвучавшая реконструкция, предпринятая в конце XX века, хотя и была исполнена на «Страдивариусе», принадлежавшем Паганини, оставила в этот вечер весьма странное впечатление. Похоже, что за то малое время, что Юрию Башмету выпало провести наедине с инструментом (а получил он его лишь непосредственно перед концертом), укротить неподатливый и крутой нрав пришельца из XVIII века исполнителю так и не удалось: альт звучал чрезмерно резко, отчасти даже гнусаво, интонационно весьма расплывчато, поэтому наслаждение виртуозностью на этот раз просто пришлось отменить. Но удивительное дело: даже несмотря на отсутствие исполнительского «драйва» и всеохватного музыкального восхищения, я всё равно ловил себя на мысли, что ощущаю нечто такое, что заставляет проявлять интерес к исполнению и не на мистически подсознательном, а на вполне рациональном уровне внимать звукам этого знаменитого инструмента. Кто знает, может быть, это и есть «дьявольская улыбка» Паганини, вселившаяся в него?..

Массимо Кварта (Massimo Quarta)

Зато подлинным пиршеством виртуозности одарил нас итальянец Массимо Кварта, исполнивший Вариации для скрипки с оркестром «I Palpiti» (1819), то есть Интродукцию и вариации на тему арии Танкреда «Di tanti palpiti» из одноименной оперы Россини (1813). И эти Вариации стали самым сильным, самым ярким, с точки зрения музыкальных впечатлений, моментом концерта. Их исполнение просто невольно заставило «обратиться в слух» и свободно плыть в океане подлинного музыкального наслаждения. Сам исполнитель обычно играет на другом инструменте, также принадлежавшем Паганини, – на скрипке «Cannone» работы Гварнери Дель Джезу. По-видимому, именно по этой причине «договориться» с легендарным владельцем скрипки работы Бергонци, сегодня именуемой «Ex-Paganini», ему оказалось гораздо легче, чем российскому музыканту. Тем более – итальянцу с итальянцем!

Во втором отделении музыкальный романтизм Россини и Паганини первой половины XIX века уступил место классической традиции XVIII века: в его программе была заявлена Концертная симфония Моцарта ми-бемоль мажор для скрипки и альта с оркестром (КV 364). Понятно, что иная, предшествующая романтизму, музыкальная эпоха, ее иное музыкальное измерение и наполнение должны были предъявить и иные подходы к интерпретации и музицированию. И этот иной подход, продемонстрированный обоими музыкантами, в стилистическом плане оказался на редкость точным и убедительным. Ясность, чистота и матовая «прозрачность» музыкальных интонаций как скрипичной, так и альтовой партии в моменты сокровенного диалога двух инструментов достигали высот поразительной музыкальной гармонии, ощущения глубокого философского умиротворения. Альт, принадлежавший Паганини, в руках Юрия Башмета на этот раз звучал очень уверенно и интонационно прочувственно, правда, сама окраска звука при этом предстала не особенно яркой и возвышенной. Скорее, она была несколько приглушена и приземлена. Однако за счет этого создавался удивительный эффект очень гармоничного сосуществования в ансамбле со скрипкой «Ex-Paganini», звучанию которой и Массимо Кварта сообщал более матовые интонации, нежели при исполнении музыки Паганини. И в этой классически строгой гармонии рождалась музыкальная истина… И хотя истина – категория философская, а философия настаивает на том, что абсолютная истина недостижима, обсуждаемое исполнение Концертной симфонии Моцарта с солирующими инструментами «от Паганини» всё же так и хочется отнести к разряду истины абсолютной, даже несмотря на то, что этой категории и отказано в реальности.

реклама

вам может быть интересно

Театр одного пианиста Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть