Монте-Карло — это не только казино

Гастрольный российский тур Филармонического оркестра Монте-Карло

Игорь Корябин, 09.06.2011 в 16:18

Филармонический оркестр Монте-Карло

За последние шесть лет столичные меломаны окончательно успели привыкнуть к тому, что ежегодный Фестиваль симфонических оркестров мира превратился в важную и весьма значимую примету концертного сезона, в событие, которое проходя в июне практически под занавес музыкального года, всегда ассоциируется с последним творческим всплеском сезона, интерес к которому каждый раз необычайно огромен. Но в этом году меломанам пришлось делать поистине «драматический» выбор между одним из фестивальных мероприятий и мероприятием филармоническим – 6 июня пришлось выбирать между Чешским филармоническим оркестром и Филармоническим оркестром Монте-Карло. Отчасти «спасло» то, что Чешский филармонический во главе с известным дирижером Пинхасом Штейнбергом выступал на фестивале два дня подряд, причем, играя разные программы, так что познакомиться с чешскими «филармониками» можно было хотя бы в один из дней. «Филармоники» же из Монте-Карло приехали в Россию тоже на два дня (причем впервые!), но первый свой концерт 5 июня они дали в Санкт-Петербурге в Большом зале филармонии. Так что всё складывалось в пользу того, что не использовать уникальный шанс и не прийти в Концертный зал имени Чайковского, где и состоялось единственное московское выступление Филармонического оркестра Монте-Карло, думается, было бы весьма недальновидным.

Обязаны мы этим знаменательным событием совместным усилиям Московской филармонии и Общества друзей Филармонического оркестра Монте-Карло. Это Общество в нынешнем году отмечает свое десятилетие – и российские гастроли как раз и были приурочены к этой дате. Президент Общества Смадар Анзейберг назвала этот тур «невероятной встречей между самой большой и самой маленькой страной на планете». И эта встреча стала самым настоящим праздником для всех российских любителей музыки. Но, к сожалению, была у этого праздника и одна грустная нотка. Дело в том, что с сентября 2009 года до недавнего времени пост художественного руководителя и главного дирижера Филармонического оркестра Монте-Карло занимал наш бывший соотечественник Яков Крейцберг, безвременно и абсолютно неожиданно ушедший из жизни в марте этого года – внезапно остановилось сердце… Вот что сказала в своем приветственном слове Смадар Анзейберг: «С большим волнением мы ожидаем встречи со страной, в которой в 1959 году родился Яков Крейцберг, наш выдающийся дирижер, вместе с которым мы планировали это турне. С глубокой горечью и печалью мы встретили известие о его недавней безвременной кончине. В знак благодарности и признательности за те удивительные моменты музыкального счастья, которые он дарил нам, музыкантам и любителям музыки, и в знак доверия, которое он оказывал нам, мы посвящаем ему эту программу».

Филармонический оркестр Монте-Карло является одним из ведущих оркестров Европы и занимает одно из почетных и славных мест в музыкальном мире. Он был основан в 1856 году и получил название Orchestre du Nouveau Cercle des Etrangers (Оркестр Нового Общества Иностранцев). В 1958 году Оркестр стал называться Национальным оркестром Оперы Монте-Карло, а свое нынешнее название всемирно известный коллектив гордо носит с 1980 года. Среди его руководителей в разное время были Поль Паре, Игорь Маркевич, Ловро фон Матачич, Лоуренс Фостер, Джанлуиджи Джельметти, Джеймс ДеПрист и Марек Яновский. В 2000 году, к моменту прихода в Оркестр Марека Яновского, его постоянная численность уже составляла 100 человек – и это способствовало расширению и без того обширного и разнообразного репертуара. Президентом Филармонического оркестра Монте-Карло является Её Королевское Высочество Принцесса Каролина Ганноверская, старшая дочь предыдущего правителя Монако Князя Ренье III и старшая сестра нынешнего правителя – Его Светлейшего Высочества Князя Альбера II. Во время своего княжения Ренье III всегда оказывал помощь и поддержку оркестру. Сейчас эту миссию возложил на себя Альбер II, его сын и правящий наследник.

Последнего художественного руководителя, стоявшего во главе Оркестра – Якова Крейцберга – мы уже назвали, однако имя нового художественного руководителя на сегодняшний день пока официально не оглашено. В России же выпавшую из рук маэстро дирижерскую палочку подхватил другой дирижер – итальянец Роберто Аббадо, невероятно харизматичный интерпретатор, снискавший в музыкальном мире репутацию высочайшего профессионала не только в области симфонического, но и оперного репертуара. Он – представитель знаменитой музыкальной фамилии (племянник великого маэстро Клаудио Аббадо и сын Марчелло Аббадо, дирижера, композитора и пианиста, одного из директоров Миланской консерватории). Сфера дирижерских интересов Роберто Аббадо весьма многообразна, но с творчеством этого маэстро до его приезда в Россию лично я встречался всего лишь дважды, и оба раза – в качестве дирижера оперного. Это были постановки опер Россини на фестивале в Пезаро (в 2008 году – «Гермиона», в 2009-м – «Зельмира»), в которых маэстро предстал весьма вдумчивым и утонченным интерпретатором-«стилистом», поэтому встреча с чистым симфонизмом «от Роберто Аббадо» представлялась необычайно интересной, тем более что и для дирижера этот приезд в нашу страну стал первым. Коллектив, которым он продирижировал в Петербурге и Москве, привез, можно сказать, «славянский самовар», ибо программу обоих выступлений составили Скрипичный концерт ре мажор (соч. 35) Чайковского и Восьмая симфония соль мажор (соч. 88) Дворжака. В концерте Чайковского солировал всемирно признанный американский скрипач-виртуоз Джошуа Белл.

Прежде всего, хочется отметить потрясающе красивый, благородный звук и эмоциональную одухотворенность, с которыми «филармоники» Монте-Карло музицировали на протяжении всего вечера. Пульсирующий темперамент дирижера увлекал слушателей в пленительную стихию властно и решительно, ярко и образно. Однако, что касается Скрипичного концерта, то эта итальянская дирижерская темпераментность всё же оказалась некоторым перебором, а мощные (но при этом очень чистые и сбалансированные) оркестровые tutti предстали несколько наивными, так и хочется сказать в стиле а-ля рюс, но в то же время, если судить с позиций западного менталитета, – вполне искренними и прочувствованными. Дирижеру чуть-чуть бы, самую малость попридержать оркестр – эффект был бы гораздо весомее! К тому же из-за этого (единственного, что вызвало некую критичность) виртуозные пассажи скрипки Страдивари, на которой играл Джошуа Белл – а играл он поистине фантастически! – иногда оказывались «задавленными» оркестром, зато уж в каденциях исполнитель заставлял зал обращаться в слух и замирать в истинном наслаждении.

Как сказал Джошуа Белл на пресс-брифинге перед концертом, родословная музыканта имеет русские корни: его бабушка приехала в Америку из России. Наверное, поэтому он демонстрировал не просто виртуозную игру ради виртуозной игры, а наполнял звуки музыки таким понятным и «родным» эмоциональным содержанием, что в нем ощущалась и «надломленность» сильного, но чрезвычайно ранимого чувства, и «разгул» беспредельной щемящей тоски, и «накаты» широкого раздольного ликования. Это исполнение Скрипичного концерта Чайковского, безусловно, следует отнести к разряду выдающихся интерпретаций солирующей партии. Это соло вселяло в западноевропейскую традицию оркестрового звучания то необходимое и важное, что озаряло педантичную оркестровую рафинированность «неустанно живым», эмоциональным светом.

Восьмая симфония Дворжака – «шлягер», наверное, беспроигрышный при любом оркестровом раскладе, но на этот раз уже в первой части дирижер задал такой непривычно быстрый и подчеркнуто энергичный темп, что это сразу создало интригу. Стало интересно, зазвучат ли в полную силу славянские интонации прекрасных мелодий Дворжака во второй медленной части, в нежнейшей вальсовой третьей и каков будет финал? Если начали «филармоники» Монте-Карло очень рационально и напористо, но «по-западному» сочно и рафинированно, то в оставшихся трех частях, они смогли-таки продемонстрировать теплоту и элегичность истинно славянского толка – и контраст этот оказался одной из находок, «изюминок» интерпретации. А после того, как прозвучала знаменитая третья часть, уже и вовсе не осталось никаких сомнений, что в очередной раз восторжествовал музыкальный союз Чайковского и Дворжака – двух композиторских гениев, которых связывали узы сердечной искренней дружбы. Финал же симфонии, кода которого, как известно, перекликается с узнаваемыми мелодическими ходами «Славянских танцев» самого Дворжака, превратился в запоминающийся вихрь подлинной всепоглощающей страсти. Это было восхитительно – и это было незабываемо!

И, наверное, нет ничего удивительного в том, что итальянец Роберто Аббадо в качестве биса выбрал итальянскую музыку (им стала увертюра к опере Верди «Луиза Миллер»). Но здесь была уже другая музыкальная страсть – страсть истинно итальянская, «прожигающая» до самого сердца. Браво, «филармоники» Монте-Карло! Браво, Роберто Аббадо! Впечатляющее начало сотрудничеству Филармоний двух стран положено – и очень хочется верить, что оно будет иметь продолжение в будущем – не абстрактно далеком, а вполне осязаемом…

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

просмотры: 2779



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть