«Александр Невский»: два взгляда на шедевр

Игорь Корябин, 22.03.2011 в 08:49

Дмитрий Юровский
Елена Заремба

Год 2011-й: к 10-летию «Русской филармонии»

В нынешнем концертном сезоне – сезоне 2010/2011 – Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» отмечает свое 10-летие. Этому юбилею был посвящен фестиваль, который прошел на сцене Светлановского зала Московского международного Дома музыки. В течение месяца (с 21 февраля по 20 марта) в его рамках состоялись 6 концертов, из которых последние два прошли под управлением Дмитрия Юровского, самого молодого представителя знаменитой дирижерской династии Юровских. Заключительный концерт 20 марта так и назывался: «День рождения оркестра». В его программу вошли кантата «Александр Невский» Сергея Прокофьева для меццо-сопрано (соло), смешанного хора и оркестра на собственные слова самого композитора и поэта Владимира Луговского (соч. 78) и Четвертая Симфония Петра Чайковского (соч. 36). Несмотря на то, что названная симфония Чайковского завершала и этот вечер, и сам юбилейный фестиваль в целом, всё же главным событием обсуждаемого концерта, несомненно, стал «Александр Невский». О Четвертой симфонии Чайковского следует сказать лишь, что ее интерпретация Дмитрием Юровским раскрыла его музыкальный дар как истинно русского художника, музыканта, хотя и получившего образование за рубежом, но генетически впитавшего в себя истоки и традиции русской музыкальной культуры, заложенные в богатом семейном прошлом. В который раз пришлось убедиться, что от дирижера зависит если и не всё, то очень и очень многое – и то, что сумел сделать Дмитрий Юровский с оркестром «Русская Филармония», поистине поразительно! Традиционно звучание отечественных оркестров всегда несколько «шире» и «раздольнее» западноевропейского лощеного стандарта. Стараниями маэстро эта особенность была обращена во благо – и русская музыка как девятнадцатого, так и двадцатого века зазвучала набатно мощно, но при этом философски осмысленно и потрясающе гармонично в отношении и баланса оркестровых групп, и нюансов, и темпов, и кульминаций. Но, пожалуй, впервые за долгое время доставила неподдельное удовольствие медная духовая группа: это традиционно слабое звено отечественного оркестра на сей раз было поистине на высоте! И прежде, чем поделиться с читателем тем, насколько роскошной оказалась интерпретация музыки Прокофьева, хотелось бы отсчитать чуть более шести лет назад и вспомнить об одном музыкальном событии, опять же, «генетически» связанном с настоящим исполнением: думается, это тот редкий случай, когда цель рецензента оправдывает средства.

Год 2004-й

27 ноября 2004 года, в рамках «Российско-Германских встреч 2003/2004», на Новой сцене Большого театра состоялось необычное «гостевое» мероприятие. Его название – «Александр Невский», формат исполнения – киноконцерт. Режиссер фильма – Сергей Эйзенштейн, композитор – Сергей Прокофьев. Премьера киношедевра Эйзенштейна, снятого на «Мосфильме», состоялась в далеком 1938 году (23 ноября) в Большом театре. Первое же живое исполнение музыки легендарного произведения композитора по реконструированной партитуре (имеется в виду, музыки к кинофильму в ее полном объеме) в наши дни состоялось лишь в год 50-летия со дня смерти Прокофьева: это случилось в Konzerthaus в Берлине 16 октября 2003 года. Тогда впервые, спустя 65 лет после создания музыки к фильму «Александр Невский», стало возможным услышать ее оригинальную версию в живом исполнении с оркестром и хором одновременно с демонстрацией фильма. Прошел еще год – и зрители Новой сцены Большого театра также стали свидетелями этой интереснейшей акции. Тогда за пульт Симфонического оркестра Берлинского радио встал дирижер Европейской Кинофилармонии Франк Штробель, признанный специалист по музыке кино, которому принадлежала сама идея реконструкции и издания первоначальной прокофьевской партитуры. В том давнем концерте принял участие объединенный хор Государственной академической хоровой капеллы России имени Юрлова и Капеллы «Московский Кремль» п/р Геннадия Дмитряка, а вокальное соло исполнила солистка ГАБТ Ирина Макарова (меццо-сопрано).

Попытки живого оркестрового исполнения музыки при показе кинофильма «Александр Невский» предпринимались давно, ведь в композиционном плане эта картина во многом напоминает немое кино с продолжительными музыкальными фрагментами и отдельными диалогами, включенными в музыку и практически (за редким исключением) не совмещенными с шумовыми эффектами. Но возникала проблема: подлинная партитура была утрачена, а на основе записанного несовершенного звучания многие детали не поддавались восстановлению в нотном виде, так как под воздействием времени первоначальное звучание заметно исказилось, звук стал «плыть», почти не ощущалась его дифференциация по громкости, оркестровый строй подвергся дисбалансу. К тому же, в 1939 году на основе музыки к кинофильму Прокофьев создал 35-минутную кантату «Александр Невский» (соч. 78), которая до последнего времени и оставалась единственно доступным нотным материалом. Была разработана специальная методика реконструкции на основе сопоставления с «саунд-треком» 1938 года сохранившихся разрозненных и неполных фрагментов автографов композитора, а также изданного текста кантаты. Уникальная крупномасштабная работа по реконструкции оригинального нотного текста, в которой приняли участие кино- и звукорежиссеры, композиторы и музыканты была закончена в конце 2003 года, в завершение года Прокофьева. Редакция реконструированного оригинального нотного текста (2003) и права на издание принадлежат издательству Hans Sikorski (Гамбург). Одновременно с премьерным исполнением этого произведения в форме живого киноконцерта была осуществлена и новая запись музыки к фильму. 55 минут легендарной музыки Прокофьева, исполненных вживую в Москве в 2004 году, заново открыли подлинного Прокофьева российской публике. Великолепное, поистине филигранное звучание оркестрово-хоровой партитуры стало полноправной и несомненной заслугой Франка Штробеля, опытного дирижера и увлеченного вдохновителя этого беспрецедентного музыкального кинопроекта.

Год 2011-й

Не менее вдохновенным демиургом нынешнего юбилейного концертного проекта в Московском международном Доме музыки с оркестром «Русская Филармония» стал Дмитрий Юровский. И хотя на этот раз за основу была взята семичастная 35-минутная авторизованная концертная версия (соч. 78), ее исполнение также сопровождалось беззвучной демонстрацией кинокадров из фильма Эйзенштейна – и затею эту следует признать весьма и весьма удачной. Но перекличка с 2004 годом заключалась не только в этом: в обсуждаемом концерте вновь приняла участие Государственная академическая хоровая капелла России имени Юрлова (следует заметить, что именно в 2004 году Геннадий Дмитряк и занял посты ее нового художественного руководителя и главного дирижера, сохранив аналогичные посты и в Капелле «Московский Кремль»). Солировала в этот вечер наша блистательная певица-контральто Елена Заремба, обладательница голоса темной тембральной окраски, голоса первозданно-величественного и драматически-чувственного. Ее единственное соло в шестой части кантаты «Мертвое поле» («Я пойду по полю белому…») – аллегорическая песнь Невесты Павших героев – предстало воплощением скорбного вселенского плача, психологически ярким «портретом» русской женственности и искупительной жертвенности. Встречи с искренне живым и волнующе прекрасным искусством Елены Зарембы московская публика явно заждалась, ведь последний десяток лет бывшая солистка Большого театра живет и успешно работает за рубежом. Конечно, по сравнению с полноценной оперной партией в спектакле или оперным рециталом, участия в кантате оказалось так мало, но в то же время, с точки зрения высочайшего профессионализма и художественной самоотдачи исполнительницы, в нем оказалось заключено так удивительно много!

Оркестрово-хоровая составляющая партитуры Прокофьева с первых тактов не отпускала слушателя, проникая в самое сердце, проникая в душу, заполняя все сферы слушательского подсознательного. Дмитрий Юровский прекрасно справился с непростой и, в данном случае, чрезвычайно ответственной ролью истинного медиума между музыкантами и публикой. И невероятно реалистичное, ассоциативное музыкальное письмо Прокофьева вдруг зримо начинало оживать в сознании слушателей, но вовсе не потому, что в ключевых местах исполнение сопровождалось кадрами из фильма, а потому, что за пультом оркестра стоял подлинный мастер! И если его сотрудничество с этим симфоническим коллективом продолжится, можно не сомневаться, мы непременно станем свидетелями новых необычайно ярких музыкальных открытий…

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть