Звёзды балета: Роберто Болле

Ирина Сорокина, 06.03.2011 в 11:10

Роберто Болле
Роберто Болле

Итальянский танцовщик Роберто Болле – одна из самых ярких звезд на современном балетном небосклоне и к тому же несомненный любимец публики. Увидеть принца из Ла Скала имели возможность и московские зрители во время гастролей миланской труппы. Он из Пьемонта, родился в местечке Казале Монферрато в провинции Алессандрия. В одиннадцать лет был принят в балетную школу театра Ла Скала. Когда Роберто было пятнадцать, его выбрал Рудольф Нуреев на роль Тадзио в балете «Смерть в Венеции», который тот ставил в Ла Скала по мотивам новеллы Томаса Манна, но по требованию профсоюза его участие в спектакле было отменено. Оказалось, что ученик школы не имеет права танцевать в спектакле театра. И это при том, что Роберто прошел весь постановочный процесс. Ныне в активе Болле множество ролей в классических и современных спектаклях. Некоторые партии были созданы специально для него. С Роберто Болле беседует Лаура Дубини.

В каких отношениях Вы находитесь с собственным телом?

Я считаю, что это огромный подарок и драгоценный инструмент, который надо хранить, моделировать и совершенствовать. Каждый день в десять часов утра я начинаю урок длительностью в полтора часа. За ним следуют пять часов репетиций. Времена изменились, техника достигла предела. Я никогда не взвешиваюсь. Каждый день я только смотрю в зеркало и сразу вижу, идеальна ли моя физическая форма.

Вы действительно романтичны подобно тем «голубым» принцам, которым дарите жизнь на сцене?

Да, я по натуре романтик, но принцу Дезире из "Спящей красавицы", несколько пустому и формальному в своей красоте, предпочитаю роль сложную, полную страсти и темперамента: Де Грие в "Манон". Роль «голубого» принца совсем не старомодна: сказки необходимы людям.

Что означает для Вас любовь?

Я один, но это вовсе не означает мой выбор. Несколько лет назад я пережил серьезную любовную историю с одной балериной. Но в моем положении артиста, путешествующего по всему миру, очень трудно сохранять отношения. Жажду любви я выражаю на сцене.

У Вас были конфликты с партнершами?

Нет. С Алессандрой Ферри у меня была полная гармония. По ее собственным словам, она «спокойно чувствовала себя в мои объятиях». Взаимное уважение связывало меня с Дарси Басселл, этуалью Королевского Балета в Лондоне, с которой я часто танцевал. Между мной и некоторыми моими коллегами нет особой симпатии, но нет и открытых конфликтов.

А Ваши отношения с танцовщиками?

С Массимо Мурру у меня нет конфликта. В Ла Скала есть место для нас обоих. И потом, он больше связан с современным репертуаром. Соревнование и соперничество очевиднее, когда танцовщиков приглашают другие труппы. Выступления за границей – всегда испытание, здесь нужно показать, на что ты способен.

В "Жизели" в 1997-ом году Массимо Мурру дерзнул появиться на сцене полностью обнаженным. А Вы?

Я никогда не делал этого и не собираюсь. Мой предел – то, что случилось в Лондоне в 1998-ом году, когда художественный руководитель Английского Национального Балета перед спектаклем "Ромео и Джульетта" иронически попросил всех «заняться любовью перед выходом на сцену с целью достижения большей страстности».

Это правда, что, когда Вы были маленьким, Вы танцевали перед телевизором?

Да, мне это очень нравилось. Именно так начало проявляться мое желание танцевать. Мои родители с пониманием отнеслись к этому и записали меня на курсы танца в Верчелли. Потом я участвовал в просмотре в школе театра Ла Скала. Меня приняли...

Что Вы думаете о танцевальных вставках в различных телевизионных передачах?

Они ужасны. Вы видите танцовщиц, совершающих телодвижения. Нет никакой культуры танца, ни одной передачи о балете, подобных тем, что часто можно увидеть в Англии. В Италии балет по телевидению можно увидеть редко, да и то после полуночи.

Ваше мнение о каналах, принадлежащих нынешнему главе правительства Сильвио Берлускони?

Проблема в том, что государственное телевидение снизошло до подражания коммерческим каналам Берлускони. Это очень плохо. Несколько лет назад Берлускони выразил возмущение тем, что танцовщики слишком рано уходят на пенсию.

Это решительно необдуманный и неудачный выпад. В настоящее время танцовщики уходят на пенсию в 52 года, а танцовщицы – в 49 лет. Это слишком поздно. Классический танцовщик – атлет, начинающий работать в очень молодом возрасте. Я бы определил пенсионный возраст в 42 года, как в Парижской Гранд Опера.

У Вас остается время на книги и кино?

Я стараюсь найти его. В книжном магазине ищу то, что связано с моей профессией. Меня также интересуют проблемы медитации, физической и умственной подготовки. В кино я хожу очень редко. Просмотр фильмов на dvd дома – это для меня роскошь. Моя любимая актриса – Николь Кидман, и не только потому, что она очень красива.

Вас интересует работа в кино?

Да, если речь идет о фильме, связанным с танцем. В фильме "Билли Эллиот" я бы мог сыграть выросшего мальчика, который танцует в «мужском» "Лебедином озере". Мне был бы интересен фильм о Нурееве, хотя я бы не смог сыграть его. У меня нет его физических данных. Я считаю Нуреева моим ангелом-хранителем. Когда он выбрал меня на роль Тадзио в "Смерти в Венеции" в Ла Скала, это был момент огромной важности. Мне было 15 лет. Школа не дала мне разрешение, но сам факт, что Нуреев обратил на меня внимание, наполнило меня энтузиазмом: я понял, что танец – моя жизнь.

Что Вы думаете об отреставрированном театре Ла Скала?

Мне очень жаль, что исчезли исторические гримерные... Верно и то, что места для кордебалета мало, и размещен он неудобно.

Вы занимаетесь спортом?

В моей семье по традиции болеют за футбольную команду «Ювентус», но я не смотрю матчи. Обожаю плавание. Я занимался подводным плаванием в Мексике и Гватемале, а также на острове Пантеллерия, недалеко от Сицилии. Там я был гостем Алессандры Ферри и ее мужа, известного фотографа Фабрицио Ферри.

Какую музыку Вы слушаете дома?

Франческо Ренга, Селин Дион, Робби Уильямса.

Вы танцевали для королевы Великобритании Елизаветы и папы Римского Иоанна Павла Второго...

Это были действительно единственные в своем роде события. Королеву особенно интересовали проблемы техники. В то время как на площади Сан-Пьетро я искренне растрогался, когда папа благословил меня. Я всегда осеняю себя крестным знамением перед тем, как выйти на сцену, а в гримерной или дома зажигаю свечу, чтобы все прошло хорошо...

Вы такой верующий?

Да, но это не значит, что согласен со всем, что говорит Церковь. У меня свои, особые отношения с Богом.

Вы также танцевали на церемонии открытия Зимних Олимпийских Игр в Турине…

Хореограф Энцо Козими создал для меня десятиминутный номер, в котором я должен был создать необычный образ героя будущего. В стиле этого номера были слиты классический и современный стили. Турин – столица области Пьемонт. Я родился в провинции Алессандрия, это часть Пьемонта. Так что для меня участие в церемонии открытия Олимпийских Игр было огромной радостью.

Интервью с Роберто Болле опубликовано в журнале "Style", ежемесячном приложении к газете "Corriere della Sera".

Перевод с итальянского.

реклама

вам может быть интересно

«По Балтическим волнам...» Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

балет

просмотры: 10071



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть