«Зимний сад искусств» в Москве

Светлый лик Николая Чудотворца и «призрак оперы» Театра Петруццелли

Игорь Корябин, 11.01.2011 в 17:43

Театр Петруццелли

Общеизвестно, что ежегодно в столице проводится множество самых разнообразных музыкальных фестивалей. Общеизвестно, что пик московского музыкального сезона всегда приходится на декабрь. Общеизвестно, что наиболее важной фестивальной составляющей первого месяца зимы (последнего месяца года) всегда являются уже ставшие традиционными «Декабрьские вечера Святослава Рихтера» в Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина. В ушедшем 2010 году на декабрь пришлись и заключительные мероприятия по линии «Года Франции в России». Всё это послужило объективной причиной того, что появление в России еще одного фестиваля осталось практически незамеченным, несмотря на то, что на этот раз в холодную зимнюю Москву частичка тепла и музыкального света пришла из Италии, с раздольных идиллических просторов Апулийского Юга. А как известно, культурные связи между Россией и Италией – особенно в музыкальной сфере – всегда отличались необычайной значимостью и плодотворной масштабностью.

По взаимному волеизъявлению двух стран, наступивший 2011 год объявлен «Годом России и русского языка в Италии» и «Годом Италии и итальянского языка в России». Его главные культурные мероприятия еще впереди, поэтому фестиваль под названием «Зимний сад искусств», который проводился в Москве впервые и позиционировался как фестиваль итальянского искусства области Апулия, можно с полным правом считать маленькой да удаленькой прелюдией большого долговременного события. Вместе со знаменитым фестивальным брендом «Черешневый лес» («Bosco di Ciliegi») и совершенно ничем не знаменитой мировой премьерой оперы Фенелона «Вишневый сад», которая состоялась на сцене Большого театра в начале декабря прошлого года, еще один фестивальный сад расцвел в Москве! Новый для столицы музыкально-культурный смотр прошел с 14 по 16 декабря в рамках Российско-итальянского форума-диалога по линии гражданских обществ. Его организаторами с российской стороны стали Фонд социально-культурных инициатив (президент – супруга Президента Российской Федерации Светлана Медведева) и Дирекция международных программ (директор – Татьяна Шумова, вице-президент Фонда социально-культурных инициатив). С итальянской стороны – Фонд «Nikolaos» (президент – Джордано Кардоне, генеральный секретарь – Рокки Малатеста, советник мэра Бари по культурным связям с Россией) и Мэрия Бари (мэр – Микеле Эмильяно). Партнеры фестиваля – Внешэкономбанк, Итало-Российская Торговая палата, Фонд Театра Петруццелли и Асессорат по культуре и туризму области Апулия.

Вообще, изначально парные фестивали «Летний сад искусств» и «Зимний сад искусств» задумывались как два этапа единого фестиваля русского искусства в Италии. На протяжении последних четырех лет его принимает у себя Бари, региональный центр Апулии. Таким образом, нынешний московский фестиваль «Зимний сад искусств» – первая ответная акция со стороны Италии в рамках совместного долгосрочного культурного проекта между двумя странами, благодаря чему в нем, наконец, определился принцип паритетной инициативы. Время проведения ежегодного фестивального диптиха выбрано не случайно и приурочено к празднованию дней памяти Святителя Николая (в мае и декабре по православному календарю). С 1089 года мощи этого святого, особо почитаемого в православной (византийской) традиции, нашли свое последнее упокоение в Бари, в крипте Базилики, названной в честь него, поэтому столица Апулии издавна является местом паломничества верующих из России. Еще до революции, в начале XX века, для духовного окормления паломников из России Русская Православная Церковь основала здесь Свято-Николаевское Барградское Подворье Московского Патриархата. Со временем, в силу известных политических причин, право собственности на него было утрачено – и лишь совсем недавно оно было возвращено России. Решение о передаче было принято Италией в марте 2007 году во время визита в Бари Президента РФ Владимира Путина, а через два года в актовом зале Подворья символические ключи от находящегося на его территории Русского храма Президент Италии Джорджо Наполетано торжественно вручил нынешнему Президенту РФ Дмитрию Медведеву. В рамках нынешнего московского фестиваля «Зимний сад искусств» состоялось еще одно важное событие религиозно-культурного характера: мэр Бари Микеле Эмильяно и мэр Сергиева Посада Николай Маслов поставили свои подписи под важным межгосударственным документом о побратимстве Бари и Сергиева Посада. Отныне Святой Николай Мирликийский «породнился» с Преподобным Сергием Радонежским, мощи которого находятся в Троицком соборе Свято-Троице-Сергиевой Лавры – крупнейшего мужского монастыря на территории России. Эту обитель по праву называют духовным центром России – сердцем русского православия.

В день открытия фестиваля 14 декабря в Фонде социально-культурных инициатив состоялся вернисаж, на мой взгляд, чрезвычайно интересной передвижной выставки «В мир мечты», экспозицию которой представила живопись известного апулийского художника Адольфо Грасси. Необычно притягательное авторское видение местных пейзажей, преломленное через призму художественного ощущения сказки и миража, рождает ту самую манящую заветную загадку, разгадать которую невозможно, не побывав самому на бескрайних просторах Юга Италии, не налюбовавшись плодородными долинами апулийского края, не пленившись традиционными апулийскими trulli (trullo – деревенский дом в Апулии), не увидев «хрустальных» рассветов и дивных романтических закатов. С этой выставкой можно было ознакомиться на всех мероприятиях фестиваля: в частности, я увидел ее в этот же день вечером в Центре оперного пения Галины Вишневской, на сцене которого затем посетил акустический (в сопровождении фортепиано) концерт солистов Театра Петруццелли (Teatro Petruzzelli). Если Бари – признанная жемчужина Апулии, то Театр Петруццелли – признанная музыкальная жемчужина Бари. Именно поэтому в нашем дальнейшем рассмотрении весьма пристальное внимание мы намерены уделить самому театру.

Как известно, Италия – страна большая и самая что ни на есть музыкальная, а сфера приложения в ней музыкальных талантов поистине безгранична. Образно говоря, Италия – это страна, в которой почти в каждой провинции, в каждой деревне, есть свой оперный театр – пусть маленький, но свой (вообще, итальянское понятие «провинция» вовсе не содержит того утилитарного пренебрежительного смысла, который иной раз вкладываем в него мы). Но и в отдаленных уголках итальянского Юга – не только на Севере или в Центре страны – есть и по-настоящему великие оперные театры, овеянные легендами музыкальной истории. Одним из них как раз и является Театр Петруццелли в Бари. По поводу него достаточно хотя бы будет сказать, что именно на этой сцене в середине 80-х годов XX века (10 апреля 1986 года) состоялась мировая премьера постановки второй (двухактной) редакции «Пуритан» Беллини, которая в свое время была предназначена неаполитанскому театру «Сан-Карло» в расчете на Малибран, но в XIX веке так и не была поставлена.

Театр Петруццелли является одним их крупнейших оперных театров Италии после миланского «Ла Скала» и неаполитанского «Сан-Карло» (вместимость его зрительного зала – 1482 человека). Театр носит имя братьев Петруццелли – коммерсантов и судовладельцев, представивших в свое время проект постройки театрального здания. На протяжении 18-ти лет одна из знаменитых исторических площадок Италии была закрыта на восстановление и реконструкцию после пожара, в результате которого Театр Петруццелли серьезно пострадал. Это случилось 27 октября 1991 года. Возрожденный театр вновь распахнул свои двери для публики не так давно: инаугурационный концерт по случаю открытия обновленного Театра Петруццелли состоялся лишь 4 октября 2009 года. Однако первоначально предполагалось, что театр должен был открыться после реконструкции гораздо раньше – в марте 2009 года. И вовсе не гала-концертом, а новой продукцией «Турандот» Пуччини в постановке Роберто Де Симоне, просто, по иронии судьбы, из-за того, что местные власти и политики так и не смогли договориться к тому времени, «под чьим же флагом» должна состояться инаугурация восстановленного театра, названный постановочный проект Роберто Де Симоне был реализован сначала в semi-stage версии на концертной площадке Fiera del Levante, входящей в ассоциацию Fondazione Lirico Sinfonica Petruzzelli e Teatri di Bari («Оперно-симфонический Фонд Петруццелли и Театры Бари»). Именно таково официальное наименование Фонда Театра Петруццелли, под которым он существует с 2003 года и имеет в своем распоряжении несколько сценических площадок, в том числе, и небезызвестный Театр Пиччинни (Teatro Piccinni).

На протяжении трех вечеров в марте 2009 года, когда semi-stage премьеру «Турандот» в постановке Роберто Де Симоне давали под сводами Fiera del Levante, за дирижерский пульт Симфонического оркестра провинции Бари (Orchestra Sinfonica della Provincia di Bari) вставал наш соотечественник Денис Власенко – и в свете весьма плодотворных отношений между Апулией и Россией в этом можно усмотреть некую символичность. Следует заметить, что долгожданная полноценная премьера «Турандот» на исторической сцене Театра Петруццелли состоялось только в декабре 2009 года. Пожалуй, для итало-российских отношений весьма символично также и то, что уже весной 2010 года на сцене Театра Петруццелли гастролировала балетная труппа Большого театра. И конечно же, нельзя не вспомнить потрясающие гастроли Театра Петруццелли в Москве 2005 года, когда на сцене МХТ имени Чехова в течение трех вечеров шла опера Моцарта «Так поступают все» в легендарной постановке Джорджо Стрелера… Тогда Москва впервые восхитилась и этим постановочным шедевром, и не впервые – если вспомнить гастроли «Ла Скала» 1989 года – высоким уровнем его музыкальной интерпретации. Но символы сами по себе – ничто. Важно их духовно-творческое наполнение, а оно, несомненно, всегда присутствует!

Итак, если московский вернисаж выставки Адольфо Грасси в Фонде социально-культурных инициатив стал прелюдией фестиваля, то московский концерт солистов Театра Петруццелли ознаменовал его официальное открытие. И если быть совсем уж точным, то в условиях традиционной системы stagione, по которой работают все оперные театры Италии, говорить о солистах любого итальянского оперного театра в том смысле, какой мы привыкли вкладывать в это понятие в условиях отечественных репертуарных театров, было бы некорректно: состав солистов на ту или иную постановку обычно комплектуется на основании индивидуальных контрактов с конкретными исполнителями. В данном случае термин «солисты» просто означает, что все приехавшие в Москву – и сопрано Элеонора Чилли, и тенор Массимильяно Кьяролла, и баритон Марчелло Розьелло – либо когда-то уже пели на сцене Театра Петруццелли, либо имеют соответствующие контракты на будущее. При этом, что вполне естественно, у каждого из названных певцов имеются и ангажементы в других итальянских театрах – как осуществленные, так и предстоящие (потенциально не исключая, конечно, и зарубежные). Партию фортепиано исполнил Кристиан Удженти. Все итальянские солисты и маэстро-концертмейстер – выходцы из Апулии. Элеонора Чилли родилась в Барлетте, Марчелло Розьелло – в Бари. Массимильяно Кьяролла закончил Высшую музыкальную школу «Дж. Паизиелло» в Таранто, Кристиан Удженти – Консерваторию Бари по классу фортепиано (затем изучал композицию и дирижирование; с Фондом Театра Петруццелли в качестве концертмейстера и музыкального ассистента постоянно сотрудничает 2008 года).

О Массимильяно Кьяролле, пожалуй, стоит сказать несколько шире. Его оперный дебют происходит в опере «Мнимая Армида» Чимарозы на Festival della Valle d’Itria в Мартина Франка в 1997 году – и свою карьеру он начинает как лирический баритон. В этом качестве он исполняет ведущие партии в операх Моцарта, Россини и Доницетти в ведущих итальянских театрах. Затем в амплуа тенора, в партии Туридду, дебютирует в опере «Сельская честь» Масканьи в Театре Марручино в Кьети. В дальнейшем по приглашению Лорина Маазеля совершает гастрольный тур по Южной Америке, исполняя партию Радамеса в вердиевской «Аиде». В 2009 году на Фестивале Беллини в Катании поет вспомогательную партию Флавия в «Норме» – постановке, в которой принимают участие Джун Андерсон (Норма) и Грегори Кунде (Поллион). В 2010 году в его теноровом репертуаре появляются следующие партии: Измаил в Лечче («Набукко» Верди), Панг в Таормине («Турандот» Пуччини) и Неарк в Бергамо и Сассари («Полиевкт» Доницетти). К партии Измаила ожидается возврат в Таормине, а к партии Флавия – в Таормине и на сцене Театра Петруццелли.

Каждый участник концерта спел по три арии, а на бис в исполнении тенора и сопрано прозвучала «Застольная» из вердиевской «Травиаты» – номер, без которого в последнее время, пожалуй, не обходится ни один оперный концерт в Москве. Из всей тройки апулийских солистов наибольшее впечатление произвел Марчелло Розьелло, причем, – в двух своих «убойных» хитах: в каватине Фигаро из «Севильского цирюльника» Россини и в куплетах Эскамильо из «Кармен» Бизе. Напротив «Смерть Родриго» («Дон Карлос» Верди), требующая поистине необыкновенно тонкой «лирико-драматической» кантилены и безупречного владения как приемами piano, так и искусством mezza voce, певцу явно не удалась ни музыкально, ни стилистически. Этого исполнителя, я, кстати, очень хорошо и в очень положительном аспекте помню по партии Мэтра Камона в оригинальной французской редакции «Амики» Масканьи, которую мне довелось услышать в Мартина Франка в рамках Festival della Valle d’Itria в 2007 году. Не могу по случаю не заметить, что именно мои неоднократные поездки на этот фестиваль просто «заставили» меня плениться красотами апулийских пейзажей и влюбиться не только в Бари, но и еще в одну музыкальную жемчужмну Апулии, в Мартина Франка, а также навсегда отдать свое сердце поистине уникальному оперному фестивалю долины Итрия. Что и говорить, это благодатное событие проходит в одном из благодатнейших мест на Земле! Гуляя по Бари и имея возможность полюбоваться снаружи полностью восстановленным Театром Петруццелли, одним из красивейших театров мира, мне было немного грустно оттого, что я бываю здесь каждый раз в августе, когда театральный сезон, конечно же, закрыт. Надеюсь, что когда-нибудь моя мечта побывать в этом театре всё же сбудется…

Несмотря даже на столь приятные мои личные воспоминания об Апулии, вынужден сказать, что если старавшийся изо всех сил Массимильяно Кьяролла всё же может быть «аттестован» хотя бы как «вполне перспективный», но не молодой, а уже достаточно опытный исполнитель, делающий сегодня «лишь свои первые шаги на теноровом поприще», то Элеонора Чили оставила просто смешанное впечатление. Двум исполненным ею номерам – арии Норины из «Дона Паскуале» Доницетти, а также речитативу и каватине Амины из «Сомнамбулы» Беллини – явно не хватало филигранной отделки согласно высоким требованиям belcanto, зиждущегося на фразировке, интонировании, округло-мягком кантиленном звуковедении и «незаметной» стыковке регистров. Вместо этого услышанное звучание предстало довольно-таки жестким, сухим и равнодушно шаблонным, правда ария Магды из «Ласточки» Пуччини легла на слух уже гораздо выигрышнее. Что же касается тенора, то возвращаясь к нему, следует констатировать вполне приемлемое исполнение им сцены и романса Дона Альваро из «Силы судьбы» Верди, в то время как спетая им «Импровизации» Шенье из оперы «Андре Шенье» Джордано оказалась просто вне объективных вокальных возможностей «начинающего тенора»: исполнение потерпело фиаско из-за полного отсутствия в интерпретации психологического драматизма… В знаменитой арии Ленского из «Евгения Онегина» Чайковского, спетой Массимильяно Кьяроллой, к моему удивлению, на русском языке, камнем преткновения стал даже не сам этот язык, а тот очевидный факт, что певец просто не понимал, о чем он поет, и не знал, где надо делать смысловые акценты. Но за смелость, несомненно, ему следует накинуть баллы: сюрприз, в общем-то удался! Именно сюрприз, а не исполнение… К тому же, опера под фортепиано – это всегда неизбежный компромисс, всегда, в известном смысле, «призрак оперы», хотя «призрак» этот по своей сути очень добрый и абсолютно демократичный!

В заключение, чтобы не нарушать информационную целостность настоящих заметок, следует заметить, что еще одним сюрпризом фестиваля в его финальные дни стали концерты фольклорного ансамбля «Радиканто», имевшие тематическое название «Эхо голосов» и состоявшиеся в Православном духовно-просветительском центре при храме Образа Спаса Нерукотворного в поселке Усово (15 декабря) и в Государственном центральном музее музыкальной культуры имени Глинки (16 декабря). Однако для предпринятого музыкального обозрения сюрпризы, а возможно, и интересные открытия по части апулийских фольклорных традиций, просто оказываются за рамками его рецензионного охвата.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

просмотры: 2732



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть