Анжерер и Березовский: дубль второй, московский…

Игорь Корябин, 07.10.2010 в 20:28

Бриджит Анжерер и Борис Березовский

Несомненно, год Франции в России принес много интересного российским меломанам, в том числе подарил и выступление весьма неожиданного французско-русского фортепианного дуэта, который составили Бриджит Анжерер и Борис Березовский. Неожиданно в первую очередь то, что идея совместного музицирования возникла у исполнителей абсолютно разных поколений. Международная слава к Бриджит Анжерер пришла в 1982 году, когда молодая пианистка, к тому времени уже снискав лавры на нескольких престижных конкурсах (в том числе и став в 1974 году лауреатом V Международного конкурса им. Чайковского в Москве), получила приглашение от самого Герберта фон Караяна принять участие в концертном цикле, посвященном 100-летию Берлинского филармонического оркестра (причем, она стала единственной французской артисткой, получившей подобное приглашение). После этого новые приглашения посыпались, как снежный ком – и сегодня за плечами Бриджит Анжерер многочисленные концерты на самых престижных площадках Европы, Азии и Америки и выступления со многими ведущими оркестрами мира, выдающимися дирижерами и известными исполнителями-инструменталистами, одно только перечисление которых превращается в весьма утомительную и неблагодарную задачу.

А начиналось всё с того, что в 6 лет Бриджит Анжерер впервые выступила с оркестром, в 11 лет уже была студенткой Парижской консерватории в классе Люсетт Декав, а в 15 лет окончила ее, получив по единодушному мнению жюри первый приз по фортепиано. Это был 1968 год. В 1969 году став призером Международного конкурса имени Маргариты Лонг в Париже, получила приглашение продолжить обучение в Московской консерватории в классе Станислава Нейгауза, занятия с которым во многом определили концептуальное музыкальное мышление будущей международной звезды фортепианного исполнительства. В настоящее время продолжая концертировать, пианистка преподает в Парижской консерватории и в Академии Ниццы, регулярно дает мастер-классы по всему миру и принимает участие в работе жюри международных конкурсов.

Борис Березовский родился в 1969 году в Москве. В Московской консерватории учился у Элисо Вирсаладзе, а также частным образом у Александра Саца. Еще до своей блестящей победы на IX Международном конкурсе имени Чайковского в 1990 году в Москве (I место) Борис Березовский в возрасте 18-ти лет получил IV премию на конкурсе пианистов в Лидсе (1987), а в 1988 году состоялся его дебют в лондонском Вигмор-холле, который уже тогда не остался незамеченным. В тот период «The Times» охарактеризовала молодого пианиста как «исключительно многообещающего артиста». Сегодня международная карьера музыканта переживает огромный подъем, он регулярно сотрудничает с лучшими оркестровыми коллективами и дирижерами мира, принимает участие в крупнейших международных музыкальных фестивалях в Зальцбурге, Вербье, Эссене, Рейнгау, Нанте, Монпелье, Каннах, Токио, Чикаго, Москве и Санкт-Петербурге, выступает в лучших концертных залах Европы, часто бывает с концертами в Москве. Активно пропагандируя музыку Метнера, является учредителем и художественным руководителем Международного «Метнер-фестиваля», который с 2006 года проходит в Москве и других городах России.

Совместное сентябрьское выступление Бриджит Анжерер и Бориса Березовского в Москве на сцене Концертного зала имени Чайковского можно назвать «концертным дублем номер два», ибо сначала они выступили в июне этого года в Санкт-Петербурге в Концертном зале Мариинского театра в рамках Международного музыкального фестиваля «Звезды белых ночей». Но московский дубль не был буквальным повторением, так как программы этих концертов частично разнились. Общими в них были два произведения: Сюита-фантазия № 1 Рахманинова для двух фортепиано и его же Переложение для фортепиано в четыре руки Сюиты из музыки балета Чайковского «Спящая красавица». В рамках концертов цикла «Год Франции в России» именно Сюита из русского балета, основанного на сказке француза Шарля Перро перекинула культурный связующий мостик между двумя странами. Названные произведения прозвучали во второй части концерта – и наибольшее впечатление произвела Сюита-фантазия Рахманинова, посвященная памяти Чайковского. В ней творческое слияние двух истинно больших музыкантов ощущалось на уровне двух медиумов, передающих подсознательную энергию артистической ауры собственных душ в души слушателей: прекрасная гармония звукового слияния, захватывающая эмоциональная образность, поистине филигранная сыгранность. Филигранная сыгранность присутствовала и в Сюите из «Спящей красавицы», но, к моему удивлению, ее исполнение предстало каким-то очень поверхностным, однообразно скучным, без искры творческого вдохновения.

Всё первое отделение концерта было посвящено Брамсу. Исполнялась Первая тетрадь вальсов для фортепиано в четыре руки из цикла «Песни любви» и авторские версии для фортепиано в четыре руки семи номеров из «Венгерских танцев», цикла, необычайно популярного в «широких слушательских массах». Совершенно фантастическое удовольствие доставило исполнение изящно-мелодичных и трепетно-романтических вальсов, проникнутое задумчивой печалью, искрящейся чистотой высокого чувства, едва уловимой философской созерцательностью и размышлениями о вечном. Наслаждаясь музыкальными ощущениями, в этой части программы как-то даже и в голову не приходило задумываться о каких-то технических аспектах исполнения. Однако задуматься пришлось позже, так как «Венгерские танцы», требующие немалой технической виртуозности, то тут, то там заметно пробуксовывали смазанными пассажами и сбоями темпоритмического рисунка, особенно те, что предполагали зажигательно быстрые темпы. Что ж, как говорится, «и с великими бывает»! Но всё же было немного грустно. По-видимому, неслучайно «сюита» из «Венгерских танцев» была «запрятана» в середину программы, чтобы послевкусие от концерта сохранилось на основании интерпретации иных произведений. Как уже было отмечено, второе отделение вполне справилось с этой возложенной на него задачей. Но не менее удачными оказались и сыгранные бисы – Переложение для фортепиано в четыре руки «Половецких плясок» Бородина из оперы «Князь Игорь» и Переложение для двух фортепиано «Вальса» Хачатуряна из музыки к драме Лермонтова «Маскарад». Особый успех имели «Половецкие пляски». В отличие от Сюиты из «Спящей красавицы», они были наполнены тем самым необходимым пианистическим драйвом, который заставлял забывать о том, что слушаешь всего-навсего переложение, а не игру симфонического оркестра.

Остается только добавить, что во всех произведениях для фортепиано в четыре руки основной (заявленной) программы Бриджит Анжерер исполняла первую партию, а Борис Березовский – вторую. При исполнении же Сюиты-фантазии Рахманинова для двух фортепиано Борис Березовский исполнял партию первого, а Бриджит Анжерер – второго фортепиано. И только в двух номерах, сыгранных на бис, раскладка партий между исполнителями сменилась на противоположную. В целом, обсуждаемый концерт оставил вполне позитивное впечатление, хотя очень досадно, что этот дуэт мы не услышали лет десять – пятнадцать назад. Но впрочем, нельзя не заметить и то, что и в четыре руки, и «в два фортепиано» по нынешним временам играют не так уж и часто…

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть