Валерий Гергиев и VIII Московский Пасхальный фестиваль в Казани

Мария Герасимова, 22.04.2009 в 09:49

Гергиев, Щедрин и Плисецкая в Казани. Фото: Роман Хасаев и Сергей Ермолаев

21 апреля, сразу после первых выступлений в Москве, Валерий Гергиев художественный руководитель-директор Мариинского театра и оркестр Мариинского театра дали первый гастрольный концерт Восьмого Московского Пасхального фестиваля.

Валерия Гергиева, и приехавших с ним в Казань композитора Родиона Щедрина и приму-балерину Большого театра Майю Плисецкую, журналисты встретили стоя, когда троица вошла в пресс-зал Министерства культуры РТ. Аплодисменты смолкли лишь тогда, когда все заняли свои места. К сожалению, беседа оказалась крайне непродолжительной. Говорил, в основном, Валерий Абисалович, а Родион Щедрин и Майя Плисецкая очень коротко ответили лишь на два-три вопроса. Министр культуры республики Татарстан Зиля Валеева быстро завершила встречу, так и не дав журналистам удовлетворить свое профессиональное любопытство. Гости быстро исчезли, а некоторые журналисты сразу же отправились на репетицию в Государственный Большой концертный зал им. С.Сайдашева.

…Репетиция задерживалась с началом. Ждали Гергиева. Музыканты оркестра Мариинского театра, в полном составе собравшиеся на сцене, вначале тихо переговаривались друг с другом, но, по мере того, как время шло, картина все больше и больше начала напоминать кадры из фильма Федерико Феллини «Репетиция оркестра». Первые скрипки о чем-то оживленно рассказывали друг другу, духовые, сбившись в кучку, заглядывали в темные жерла своих изумительно изогнутых «фанфар», барабанщики, литавристы, тарелочники и перкуссионисты внезапно издавали резкие звуки, разрывая общий тихий гул… Время шло, а Гергиева все не было. Разговоры музыкантов становились все более оживленными, кто-то уже пошел за кулисы в гримерки, кто-то – курить и, уже начало казаться, что репетиция так и не начнется, но… Но вдруг по сцене, на которой уже властвовала анархия, прокатился ветер! Головы оркестрантов, как множество флюгеров, развернулись к центру, из-за кулис появились исчезнувшие музыканты и на сцену быстрым шагом вышел Валерий Гергиев! Репетиция началась!

Валерий Абисалович «мягкий» дирижер. Не тиран – это точно. С музыкантами разговаривает спокойно, почти тихо, шутит, улыбается, отзывчив (в отличие, например, от Михаила Плетнева, дирижера Российского национального оркестра, который со стороны может показаться очень сдержанным). Через некоторое время, на репетицию своего произведения, в зал пришел Родион Щедрин. Но сторонним наблюдателем не остался. Буквально через несколько минут он уже был на сцене рядом с Гергиевым и давал рекомендации по исполнению. Гергиев внимательно, почти ласково, глядел на Щедрина и кивал головой, а Щедрин, вернувшись в кресла зала, продолжал комментировать: «Вот здесь – тише, мягче, еще таинственней». И даже, порой, не выдерживал, и тоже начинал дирижировать. В процессе репетиции концерта Щедрина, Гергиев несколько раз пересаживал музыкантов для лучшей слышимости их инструментов. …Последние ноты – и Щедрин, попрощавшись со всем оркестром, ушел. Волна мгновенного оживления на сцене всколыхнулась и снова успокоилась. Гергиев продолжил.

Репетируя произведение композитора Леонида Резетдинова, Гергиев опять пересадил музыкантов – теперь духовые – их было плохо слышно… Время подходило к семи вечера, к назначенному началу концерта, а Гергиев и не думал уходить со сцены. Стало понятно, что концерт начнется с опозданием. И, действительно, двери зала для публики открыли только без двадцати восемь. Уставшая от ожидания масса зрителей почти безумным потоком хлынула в зал, и он заполнился минуты за две!

Да… Такого казанский концертный зал уже давно не видел! Не было ни одного свободного места, люди стояли в проходах, а с перилл балкона зрители свешивались гроздьями. Когда в президентской ложе появились Родион Щедрин и Майя Плисецкая зал захлебнулся аплодисментами. А великолепная Майя Михайловна, божественно улыбаясь, приветствовала зал уже легендарным жестом своих лебединых рук!

В первом отделении были исполнены «Франческа да Римини» Петра Чайковского, «Концерт для трубы с оркестром» Родиона Щедрина и сочинение Леонида Резетдинова. Публика, привыкшая, что все концерты последних лет длятся крайне недолго, после окончания каждого произведения порывалась уйти. И когда закончилось первое отделение, действительно осуществила свои намерения: во втором отделении в зале появилось много свободных мест.

Это навело на некоторые невеселые размышления. Если Чайковский – кристально чистая русская классика, Щедрин – часть элиты современного музыкального искусства, чьи произведения в Казани можно редко услышать, то Леонид Фиатович Резетдинов – представитель татарской диаспоры в Санкт-Петербурге. Это в чем-то роднит его с современными татарстанскими композиторами (во всяком случае, они так считают), а на слух его концерт воспринимался как нечто очень знакомое. Такое творчество в Казани планово выпускает Союз композиторов РТ, в котором состоят несколько десятков современных татарских музыкальных творцов. Гергиев явно ошибся с выбором этого произведения, видимо, полагая, что казанцам будет приятно услышать сочинение их этнического брата. Увы, получилось – «в Тулу со своим самоваром», и казанцы не оценили порыв Валерия Абисаловича. Аплодисменты, конечно, были, но не шли ни в какое сравнение с предыдущими. Публика, совершенно очевидно, аплодировала не автору, а великолепному мастерству оркестра Мариинского театра. «Болеро» Мориса Равеля, «Послеполуденный отдых фавна» Клода Дебюсси или «Петрушка» Игоря Стравинского вызвали бы большую благодарность зрителей, так как эти произведения исполняются в Казани не часто. На второе отделение остались самые стойкие.

Гергиев, выйдя после антракта, это отметил. «Симфония № 5» Густава Малера погрузила зал в совершенно иной мир. Иногда мощь звучания оркестра Мариинского театра была физически ощутимой. Валерий Гергиев дирижировал очень эмоционально: на его лице стремительной тенью проносились вся многообразная гамма чувств. Балет рук, тонкий и изысканный, сменялся страстными взмахами, а, порой, дирижерская палочка вонзалась в оркестр, как шпага дуэлянта…

Последние ноты прозвучали без четверти одиннадцать, но публика и не собиралась отпускать музыкантов. На бис был исполнен «Симфонический диптих» Родиона Щедрина, чья мировая премьера прошла в Москве за два дня до концерта в Казани.

По окончании концерта к Валерию Гергиеву на сцене присоединились Родион Щедрин и Майя Плисецкая. Публика снова долго купала гостей в аплодисментах, а они, сказав еще несколько слов, завершили свой визит в Казань и сразу же направились дальше.

Впереди еще девять городов.

реклама

вам может быть интересно

Коллар под вопросом Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть