«Калисто» Кавалли и «Орфей» Монтеверди

02.06.2008 в 13:21

«Калисто» Кавалли и «Орфей» Монтеверди

О богах, героях и постановочных тенденциях

Cavalli — La Calisto
Starring: Maria Bayo, Marcello Lippi
Director: Herbert Wernicke
Conductor: Rene Jacobs
Harmonia Mundi (2007)

Шедевр знаменитого режиссера и сценографа Герберта Вернике — одну из самых живых, глубоких и интересных постановок барочной оперы — наконец-то выпустили на DVD. Речь идет об опере «Каллисто» венецианца Франческо Кавалли, которая была написана в 1651 году на сюжет из Овидиевых «Метаморфоз». Известно, что многие оперы Кавалли, несмотря на приставку seria, отличались гротескным юмором и обилием бытовых персонажей, схожих в своем поведении с характерами Commedia Del'Arte. Да и сам сюжетец о том, как Юпитер соблазняет невинную нимфу из кортежа Дианы под видом этой самой Дианы, несмотря на все страдания главной героини, выглядит как минимум двусмысленным.

Вернике — обычно такой скупой и лаконичный, скорее сковывающий своих героев в «говорящем» за них пространстве, в «Каллисто» изменяет своим привычкам и создает удивительное в своей мобильности и разомкнутости пространство. Впрочем, на первый взгляд — реннесансная коробка сцены со скошенным просцениумом и нарисованными прямо на стенах знаками зодиака выглядит душной и клаустрофобской. И только зияющая дыра не месте Большой медведицы (той самой, в которою будет обращена несчастная нимфа) намекает на скрытые возможности этой итальянской бомбоньерки.

На самом деле каждый сантиметр этой сцены напичкан машинерией — все движется, поднимается, опускается, пряча, исторгая и превращая персонажей и пейзаж когда угодно, во что угодно. Волшебства барокко то и дело прорывают лаконичную пустоту этой ренессансной коробки. А все Сильваны, Паны, Сатиры, Гермесы и Эндимионы оказываются Арлекинами, Пьеро и Труффальдинами.

Характерная дельартовская пластика (немного подсмотренная у другой театральной легенды ХХ века — Джорджо Стрелера) и жесткий рисунок каждой роли не дают размашистому комикованию превратится в капустник. А печальный финал, где Юпитер, бессильный вернуть любимой медведице прежний девичий облик, отправляет ее на небо, а Диана заставляет своего любовника уснуть вечным сном в горах, достигает глубин если не Чехова, то Пиранделло.

Главная звезда постановки — прелестная и голосистая Мария Байо, в свободных и теплых фиоритурах которой так слышны уроки ее великой учительницы — Тереза Бергансы. Остальные певцы — крепкие «аутентисты» 1990-х. В большинстве своем они вполне уместны вокально и заразительны актерски. А всей этой барочной вакханалией темпераментно и тонко дирижирует Рене Якобс, в нужных местах рассыпаясь клавесинно-лютневыми барочными завитушками, а в других — на полную катушку включая бубенно-трещоточный танцевальный драйв Поразительно, что за 12 лет со дня премьеры этот спектакль не состарился ни на день.

Monteverdi — L'Orfeo
Starring: Simon Keenlyside
Conductor: Rene Jacobs
Director: Trisha Brown
Harmonia Mundi (2007)

Еще один классический образец удачной постановки старинной оперы. В данном случае оперного краеугольного камня — «Орфея» Клаудио Монтеверди. За пультом — тот же Рене Якобс. В «Орфее» у него конкурентов куда больше, чем в «Каллисто». И в варианте CD это не та запись, которую я бы поставил на первое место среди многочисленных «Орфеев». Но для DVD Якобс с его горящим глазом и интригующей улыбкой — самое то. Он вполне вписывается в замысел режиссера. Вернее, хореографа. Вернее, их обоих в лице Триши Браун.

Вообще-то это имя свято чтут лишь поклонники современного танца (в то время как ее соратник по хореографическим безумствам американской молодости — Боб Уилсон — пожинает славу реформатора мирового театра). Станцевать оперу сейчас пытаются многие знаменитые хореографы. Самые заметные примеры — Пина Бауш и Саша Вальц. И когда прошлым летом «Орфея» Триши Браун возобновили на фестивале в Экс-ан-Провансе, для которого он был поставлен десять лет назад, этот спектакль показался лишь частью общей тенденции. Однако же он не продолжение — он начало этой волны пляшущей оперы.

Первый же кадр пролога опрокидывает тебя навзничь — огромный небесный круг и кувыркающийся в воздухе не то Амур, не то Гений музыки создают полное ощущение, что ты задрал голову вверх или лежишь на полу, а над тобой висит барочный плафон.

Язык тела, изобретенный Браун для хитросплетений мадригальных ритурнелей и возвышенной монодии так точен и прост, что ее танцевальная труппа растворяется в поющих хористах, изображающих пастухов. Смотреть на это довольно забавно и весело до того момента, пока не становится очевидно, что Орфей ведом этой группой пастухов навстречу своей горькой судьбе и ни сил, ни желания сопротивляться этому пляшущему кортежу у него нет.

Эстетика этого спектакля и даже отдельные жесты сильно «пахнут» Уилсоном и его японско-египетским минимализмом. Но Браун, в отличие от своего земляка и бывшего соратника, взрывает эту строгость линий захватывающей моторикой танца. Ей никогда не вытерпеть напряженной уилсоновской статики, да она и не пытается.

Центр притяжения этого спектакля — молодой Саймон Кинлисайд, чей благородный и мощный баритон закономерно выбивается из череды остальных барочных солистов. Его Орфей — мятущийся красавец интеллектуал в стиле Джереми Айронса, который куда более по-свойски обращается с богами, нежели с пастухами. А трагедия его манит куда больше пасторали.

Илья Кухаренко, openspace.ru

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Персоналии

Франческо Кавалли

Произведения

Орфей

просмотры: 2670



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть