Незабываемый Лев Николаевич

02.08.2007 в 11:55

Минуло ровно два года, как не стало выдающегося педагога, музыканта Льва Николаевича Наумова. Сборник статей и воспоминаний об этой светлой личности (подготовленный в рамках издательской программы ГЦММК имени Глинки) — дань искренней любви многих людей искусства, прежде всего его учеников, имена которых украшают теперь афиши престижных залов и списки профессоров консерваторий мира. Владимир Крайнев и Владимир Виардо, Александр Чайковский и Борис Петрушанский, Алексей Любимов и Алексей Наседкин, Иван Соколов, Евгений Королев, Юрий Розум. Представлено и молодое поколение, те, кому суждено длить славу Учителя в XXI веке: Александр Кобрин, Александр Мельников, Иван Рудин, Даниил Копылов. Подобная плеяда учеников была когда-то у Генриха Нейгауза, учителя Льва Николаевича: следует признать, что, унаследовав нейгаузовский класс, Наумов сумел блистательно продолжить и приумножить традиции отечественной фортепианной школы.

По структуре книга делится на три части: первая и третья — «Воспоминания учеников», а в центре — «Воспоминания друзей и коллег». Есть и Приложение, в котором (уже посмертно) дано слово самому Льву Николаевичу и его жене, Ирине Ивановне. Здесь особенно интересна статья Наумова «Почему „на яблоне не расцветают розы“?», где он блестяще полемизирует с Г.Цыпиным по вопросам критики исполнителей. Систему аргументации и критерии оценки, предлагаемые Л.Наумовым, думаю, следует взять на вооружение любому, кто стремится в своих рецензиях дать объективный портрет того или иного артиста.

Желание найти самые правильные и хорошие слова об Учителе, запечатлеть его черты для потомков, осмыслить плоды его деятельности вдохновило практически всех авторов на очень яркие и интересные статьи. В них нет дежурных фраз и банальных сожалений. Воспоминания учеников и друзей читаются на одном дыхании: из забавных и трогательных эпизодов для читателя вырисовывается очень ясный силуэт Наумова — человека, чья жизнь целиком была поглощена музыкой и педагогикой, ставшими его главной страстью. Хотя начинал он как композитор и играл великолепно. Те, кто слышал его выступления в фортепианных ансамблях с С.Нейгаузом, с В.Виардо или в качестве аккомпаниатора (за партию оркестра) своим ученикам, свидетельствуют: «Гипнотическая сила его была такова, что, казалось, сейчас оба рояля от трения электрических, заряженных вдохновением частиц засияют, вспыхнут, заполыхают... Руками он не играл, а священнодействовал, взывая к тайным силам и приказывая им. Это было незабываемое зрелище! А наумовское звукоизвлечение, культ звука, его тайны! Лев Николаевич прикасался к роялю как к живому существу, входя с ним в сокровенные отношения, и инструмент отвечал ему, и как отвечал!» (Б.Петрушанский).

А вот слова Веры Горностаевой: "Музыка для него была тайной, которую он умел выразить неожиданными словами. Например, как-то о Равеле: «Понимаешь, эти гармонии должны быть как «отравленные орхидеи». Я до сих пор этот образ вспоминаю с восхищением. Его достаточно дерзкие музыкальные прочтения, которые талантливые ученики реализовывали, вызывали у более консервативно мыслящих педагогов неудовольствие и нападки. Выслушав их, я как-то ему сказала: «Ты совсем ушел в какой-то „во что бы то ни стало“ яркий стиль!» Он, смеясь, ответил: «Безумно надоела серость. Готов найти что-нибудь, что увело бы от скуки и банальности!»

Такое воспарение над реальностью оказалось возможным для Наумова не в последнюю очередь и потому, что от столкновений с бытом его бережно охраняла жена и соратница по педагогике. Поэтому многие воспоминания посвящены им обоим, ведь Лев Николаевич и Ирина Ивановна составляли, в сущности, единое целое. Она создавала атмосферу в их доме, радостном и гостеприимном, где любили шумные праздники. Как пишет их дочь Наталия Кудряшова (Наумова) в главке «О нашей семье», страсть к маскарадам, музыкальным шарадам Наумовы переняли от Святослава Рихтера, с которым связывали давние дружеские узы (еще со времен учебы у Нейгауза). Еще одно увлечение — фото- и видеосъемка, а в последние годы и компьютер: Лев Николаевич был на «ты» с любой сложной аппаратурой.

Воспоминания о Л.Наумове дали многим музыкантам повод поразмышлять не только о месте этого человека в нашей культуре, но и шире — проникнуть в таинство педагогики. Об этом, в частности, прекрасно пишут Алексей Любимов и Борис Петрушанский, сравнивая методы Г.Нейгауза и Л.Наумова. Впрочем, читателям этой книги выпала уникальная возможность воочию узнать, как же проходили уроки Наумова, посмотрев DVD-диск, сопровождающий издание.

«Люди живы, пока жива память о них». Эта простая истина нашла еще одно подтверждение в книге воспоминаний о незабвенном Льве Николаевиче Наумове.

«Лев Наумов». М.: «ДЕКА-ВС», 2007.

Евгения Кривицкая

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть