Нестеренко: «Надо сохранять свои традициии»

01.08.2007 в 09:51

Евгений Нестеренко

Евгений Евгеньевич Нестеренко, народный артист СССР, профессор, солист Большого театра, Герой социалистического труда, лауреат Ленинской премии, лауреат IV Конкурса имени П.И.Чайковского (первая премия и золотая медаль). Прославленный русский бас, чья певческая судьба состоялась, чьи ученики стабильно выступают по всему миру, своим нынешним участием в Жюри XIII Международного конкурса имени П.И.Чайковского отметил своеобразный юбилей — он судит вокалистов в двадцать пятый раз, из них пятый — на Конкурсе Чайковского. По части зарубежных членов Жюри этот Конкурс во многом обязан именно Нестеренко, который использовал свой авторитет и дружеские связи для привлечения мировых звезд вокала.

Евгений Нестеренко. Соревнования музыкантов-исполнителей XIII Конкурса им. П.И.Чайковского открылись 13 июня в весьма сложный период. После XII Конкурса он по неизвестной мне причине был выведен из "Всемирной федерации музыкальных международных конкурсов", но сейчас — снова восстановлен. Для успешного проведения конкурса в первую очередь необходима достаточная и яркая информация. Я же не заметил в Москве ни одной растяжки о Конкурсе. Ни на Тверской, ни у Зала имени Чайковского. На радиостанции "Маяк", например, каждые полчаса передавали "Дневник Московского международного кинофестиваля" и ни слова о Конкурсе имени Чайковского. Да и телевидения на состязании вокалистов в Зале Чайковского практически не было. В результате даже III тур не собрал полного зала. А в 1970 году, на IV Конкурсе, где я имел счастье выступать, на III тур невозможно было попасть. Но это происходит не только от недостатков организации и плохой информированности, а от глубинных и сложных процессов, происходящих в обществе.

Я сейчас преподаю в Венской консерватории, в Москве бываю наездами. Она, конечно, быстро меняется — появляются шикарные магазины, рестораны. Правда, я знаю, что это достигнуто за счет ухудшения жизни основной массы людей, сокращения ассигнований на социальные программы, на образование детей, молодежи. Что ужасает не только меня, но и иностранных гостей конкурса — это обилие рекламы. Город буквально наводнен ею. Такого нет ни в одной столице мира. Многого в нынешней России я не понимаю и не принимаю. Сегодня у нас и в странах Запада похожие проблемы и в жизни, и в культуре. 95% людей слушают попсу и рок, ничего не читают, и только около 5% — любят классическую музыку, джаз и фольклор. Так, в Италии из 32-х оперных театров работает лишь 11! Значит, в 21 театре оперы не ставят, а проводят концерты, разные шоу, конференции. Это — данные 2006 года, когда правительство Италии урезало ассигнования на культуру и искусство на 40%. Что стало серьезным ударом и по конкурсному делу.

За последние 10-15 лет процесс оболванивания людей принял глобальный характер, культура становится продуктом быстрого потребления, как fast food. Зная все это, и на проблемы Конкурса Чайковского смотришь по-иному.

"ЗАВТРА". Но могли бы мы в этих условиях собирать хотя бы 50% публики в зале, где состязаются вокалисты?

Е.Н. Почему нет? Проведение международных конкурсов в СССР всегда было государственной политикой, поддержанием престижа страны, условием развития культуры, что сейчас мы наблюдаем в Китае, Японии, Южной Корее. Поэтому их музыканты не только количеством наводнили самые высокие международные конкурсы, но и побеждают в них. С Европой они сравнялись уже давно.

Устроители XIII Конкурса имени П.И.Чайковского, видимо, хотели соединить усилия государства, спонсоров, частных лиц. Что-то удалось сделать лучше. Например, решить бытовые проблемы конкурсантов и членов Жюри. Но с точки зрения организации многого не хватало. К примеру, почему был ликвидирован конкурсный отдел Министерства культуры? Там работали опытные профессионалы, которые хорошо знали мир классической музыки и всё, что с ним связано. Сейчас же, насколько мне известно, Конкурсом занимались те люди, которые готовят развлекательные шоу, праздники на площадях. У них нет нужных профессиональных знаний, опыта, связей в том специфическом деле, каким являются большие состязания классических музыкантов. С председателем же Жюри конкурса вокалистов Ириной Богачевой, чье имя как члена жюри за рубежом почти неизвестно, обсудить некоторые весьма важные вопросы по ходу голосования было почти невозможно. Поэтому, например, итальянцы голосовали не так, как хотели, ибо не понимали по-русски, а переводчиков не предусмотрели. Председатель говорила без пауз, очень быстро, поэтому Виргилиюс Норейка и я не успевали перевести нужное на итальянский моим коллегам по Жюри. Были и другие "новшества" в правилах и традициях конкурса. Но, несмотря ни на что, Конкурс принес радость — абсолютную победу Альбины Шагимуратовой.

"ЗАВТРА". Я видела, как, несмотря на запрет аплодисментов, зал приветствовал Альбину криками браво и овацией, не умолкавшей минуты три. А ваше лицо во время ее выступления выражало неподдельное наслаждение. Кажется, планы на первую премию были совсем другие? Но Шагимуратова перепутала все карты, и победа была столь яркой! Такое случается нечасто?

Е.Н. Весьма редко. Она очень талантлива и выступала блистательно во всех трех турах и в концерте лауреатов. Но кроме этого у нее — крепкий стержень, человеческий и профессиональный. Например, только с третьей попытки Альбина смогла поступить в Московскую консерваторию. Есть люди, которые упорно идут к своей цели, неудачи их только закаляют.

Шагимуратова имеет характер, настоящий бойцовский, хотя мила, обаятельна и скромна. У нее — большой вокальный запас. Верхние ноты, которые для большинства являются камнем преткновения, у Альбины превосходны. Она шла первой, расположила к себе и публику, и Жюри, которое на этот раз голосовало по новым и, на мой взгляд, единственно разумным правилам — только "за" или "против".

"ЗАВТРА". Каковы ваши напутствия молодым победителям Конкурса?

Е.Н. Я бы посоветовал им серьезно подходить к выбору репертуара. Петь поначалу лирические партии. Подальше отодвигать драматические, пока не станет возможным петь все. Не соблазняться на предложения зарубежных менеджеров. Тем более в наше время, когда о талантливых исполнителях не заботятся, а просто используют. В 60-70-е годы в Мариинском и Большом нас, молодых певцов, дирижеры любили, следили, не перегружают ли репетициями и спектаклями. В Большом, когда мы с Тамарой Синявской как победители Конкурса Чайковского были приняты в труппу, даже создали комиссию (я ее и возглавил) по контролю за развитием молодых голосов. Это была подлинная забота о молодых талантах! Не знаю, как в России, но на Западе сейчас таланты не берегут. Так, директор Венской оперы Иоанн Холендер, возглавляющий театр с 1991 года, когда получил этот пост, заявил, что даст большую экономию денег. Для обычных спектаклей звезды ему не нужны, поет недоученная молодежь, портит неокрепший голос. А что будет с ними дальше — печаль-забота не директора.

К сожалению, мужчины-вокалисты оказались на Конкурсе слабее женщин, хотя все они вокально одарены. Басы — с прекрасными данными, но у всех хромает техника. Я рад, что мой земляк из Челябинска, баритон Петр Толстенко получил IV премию. Он, на мой взгляд, — перспективный певец.

"ЗАВТРА". А почему на наши конкурсы не приезжают итальянцы?

Е.Н. Не только итальянцы, но испанцы и певцы из Латинской Америки. Потому что это — не их конкурсы. Там все соревнования за редчайшим исключением имеют только один профиль — оперный, программы которых включают по 5-6 арий. А певческие состязания, в которых помимо оперной исполняется камерная и ораториальная музыка, как Конкурс Чайковского, привлекают певцов, воспитанных на более широком репертуаре.

"ЗАВТРА".Но в нашем Жюри есть итальянцы. Какое впечатление производит на них столь разнообразная программа?

Е.Н. Во-первых, наши певцы известны в Италии. Они приезжают с ариями и получают первые премии. Мы очень пластичны. Можем петь все, но далеко не каждый иностранец может спеть русскую музыку. Во-вторых, зарубежные члены Жюри не скрывали восторга от услышанной русской музыки. Рахманинов, Чайковский, Мусоргский, сатиры Шостаковича, "Финдлей" Свиридова произвели просто фурор. Потом — народные песни, эти жемчужины в убранстве каждого народа. Ведь этого нет ни на одном конкурсе. На Западе народная песня уже не существует — даже как бытовая.

"ЗАВТРА". Ваши пожелания будущему Конкурсу, который состоится через три года?

Е.Н. Во-первых, нужен единый центр при министерстве культуры.

Во-вторых, удручает состояние Московской консерватории. Здание просто рушится. Неужели нельзя найти средств на ремонт этого лучшего в мире музыкального учебного заведения, выдающегося исторического памятника, лучшего по акустике зала России, сцены, выступить на которой считают за честь для себя крупнейшие музыканты мира? Не поверю! На строительство огромного здания для школы Г.Вишневской деньги у государства нашлись, а что же консерватория — так и будет разрушаться?!

В-третьих, традиции конкурса не должны нарушаться по хотению одного человека. Так, по инициативе Председателя нашего Жюри Ирины Богачевой запретили аплодировать после исполнения певцами конкурсных сочинений. Но в Италии, Испании и России принято хлопать. Публике надо выпустить на волю эмоции. Богачева также пожелала, чтобы объявление победителей состязания после завершения конкурсного прослушивания происходило при пустом зале. Быть может, она приревновала к чужому успеху или боялась, что публика зашикает какое-то решение Жюри? С удовольствием вспоминаю работу с Ириной Константиновной Архиповой. Вот когда был праздник достоинства и благожелательности, как к публике, так и ко всем участникам соревнования.

И последнее. Нам, русским, надо сохранять свои традиции музыкального образования, которых, увы, уже нет в Европе. Там в учебном классе из 20 человек предусмотрен только один час вокала в неделю и 30 минут занятий с концертмейстером. Чему можно научить в таких условиях? В то время как в консерватории мы занимались со студентами по 4-6 часов и сколько нужно — с концертмейстером. Это — ответ на вопрос, почему так мало хороших исполнителей из Европы и так много — из Восточной и Юго-Восточной Азии.

Слава Богу, в России не перевелись таланты, не заглохла выдающаяся школа, не потеряна методика. Мы не должны это растерять. Потому что культура оказывает определяющее влияние на мировоззрение людей. Может быть, потому-то их так стремительно и глобально и стараются от высокой культуры отлучить.

Беседовала Людмила Барыкина, zavtra.ru

реклама

вам может быть интересно

Вологодское хоровое кружево Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

классическая музыка, опера

Театры и фестивали

Конкурс имени Чайковского

Персоналии

Евгений Нестеренко

просмотры: 2165



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть