Бородина: «Я не марионетка и не робот»

19.02.2007 в 20:10

В понедельник в Зале имени Чайковского под управлением Владимира Федосеева пройдет опера Римского-Корсакова "Царская невеста" в сценической версии Ивана Поповски. Главная гордость проекта - меццо-сопрано Ольга Бородина в партии Любаши. Со знаменитой певицей поговорила обозреватель "Известий" Екатерина Бирюкова.

вопрос: Вы одна из немногих певиц такого ранга, которые умудряются сочетать карьеру с насыщенной семейной жизнью. Как вам это удается?

ответ: Понимаете, до того момента, когда у меня появилось такое количество детей - их сейчас трое, - конечно, все было подчинено работе. И я всегда говорила, что для меня работа - главное. Нужно было утвердиться, встать на ноги. Потом все поменялось - главными стали семья и дети, их воспитание. А все остальное ушло уже на второй план. Видимо, за 20 лет работы накопилась какая-то усталость. К тому же интерес угас - в связи со многими обстоятельствами. Вы понимаете, о чем я говорю...

в: Не очень, если честно...

о: Ну, уровень сейчас очень упал. Не только Мариинского театра, но и вообще везде. То, на чем мы были воспитаны, ушло в небытие. Все стало более современно. Я не говорю - плохо. Но как-то более бездушно.

в: Вы имеете в виду современную оперную режиссуру?

о: Современную режиссуру, современное отношение молодежи к работе. Я помню, как мы готовились, как тряслись перед каждой репетицией. А сейчас люди выходят с невыученной партией и совершенно спокойно при этом себя чувствуют.

в: Вы считаете, это проблема нового поколения?

о: Думаю, да. Это же не единичные случаи, и не только здесь.

в: В Метрополитен-опере вы тоже это замечали?

о: Ну, может быть, слегка. Этот упадок происходит еще и из-за финансовых проблем. Если в спектакле уже есть одна-две звезды, на другие партии театры вынуждены приглашать певцов подешевле, пониже уровнем. Раньше этого не было. Но в последнее время, с падением курса доллара и после 11 сентября, очень снизились бюджеты.

в: Своим главным оперным домом вы сейчас считаете Метрополитен?

о: Так получается, что там я востребована в последнее время намного больше, чем, скажем, у себя на родине. Хотя бы из-за того, что здесь мой репертуар не идет. Несколько лет назад я попросила Валерия Абисаловича Гергиева сделать "Царскую невесту" - это первый спектакль за 20 лет работы в Мариинском театре, который как бы был поставлен "на меня". Для меня это было очень важно. Но... все вышло как-то тяп-ляп, быстрей-быстрей. Не могу сказать, что Юрий Александров, который его поставил, плохой режиссер. Но, увы, не получилось того праздника, который я хотела сделать. Мне было очень обидно, и я решила не участвовать в этом спектакле. Хотя я очень люблю "Царскую невесту", и хорошо, что сейчас в Москве это все-таки произойдет...

в: Как же ваша россиниевская Золушка сочетается с Любашей из "Царской невесты"? Все-таки эти партии для совершенно разных голосов...

о: Ну, это еще не такой контраст, как Золушка и Амнерис! Наверное, я была одна такая, кто, имея немаленький голос, мог совмещать драматический репертуар и лирико-колоратурный. Конечно, это очень тяжело. Недавно я провела такой эксперимент - решила опять спеть Россини после десятилетнего перерыва. Хотя с годами голос стал и ниже, и тяжелее, и колоратуры петь уже не так легко. Но мне нужно было в первую очередь себе доказать, что я еще могу.

в: А, наоборот, в сторону большего "утяжеления" голоса, в сторону Вагнера, скажем, вас не тянуло?

о: Никогда. Не могу сказать, что Вагнера я не люблю. Но, поскольку голос у меня всегда был лирический, я понимала: для того чтобы подольше его сохранить, мне не нужно петь Вагнера.

в: Но Гергиев наверняка пытался соблазнить, все-таки Вагнер - его конек..

. о: Пытался, пытался. Вот очень многие любят говорить, что у Бородиной плохой характер. Что она если чего не хочет, то и не делает... Я только не могу понять: при чем тут характер? Каждый человек не должен делать то, в чем он не уверен! Я выхожу на сцену, я должна отвечать за то, что делаю, должна быть на 100 процентов уверена, что могу сделать это хорошо. А если чувствую, что не могу, - не делаю.

в: Вам часто приходится быть резкой с коллегами?

о: Ну, может, за 20 лет - три раза.

в: Недавний случай в Венской опере сюда попадает?

о: То, что написали и наговорили по телевидению, просто смешно. Абсолютная неправда. Конечно, скандал был, но совершенно на другой почве. Это должна была быть последняя в моей жизни - так я решила для себя - "Итальянка в Алжире" Россини. Я приехала из Вашингтона, где пела, как меня уверяли, в той же самой постановке. В Вене было всего три дня репетиций, причем почти никто из солистов не знал ту постановку, что известна мне. Эта же, как я увидела, ничего общего с ней не имеет. Все переделано, причем совершенно необоснованно. Партнеры на сцене не знают, что им делать! Колоратуры колоратурами, но это комическая опера! Там все построено не только на пении, но и на игре. Я страшно расстроилась, потому что все оказалось не то что непрофессионально, а просто уголовно. Помощник режиссера - совсем еще девочка - толком ничего не могла объяснить. Побежала к директору, сказала, что Бородина капризничает. Тот - человек непростой, у него со многими известными вокалистами сложные отношения. Рене Флеминг мне рассказывала - с ней там тоже был большой скандал. Там в театре - как в гестапо: все друг на друга наговаривают, страшно боятся потерять работу... В общем, директор пришел и накричал на меня во время оркестровой репетиции: "Если ты хочешь делать свою карьеру в Америке, то там и пой!". Я ответила: "Хорошо". Потом позвонила своему агенту и сказала, что после такого хамства со стороны дирекции не хочу участвовать не только в этом спектакле, но и ни в одном другом. Было написано официальное письмо, где я отказалась от всех дальнейших проектов - там, по-моему, новые постановки "Аиды", "Бориса Годунова". Директор потом прислал факс, мол, это недоразумение и все такое. Но обратный шаг я делать не хочу.

в: Но какие-нибудь другие европейские театры для вас все же важны? Или, действительно, только Америка?

о: Конечно, важны. Хотя... с "Ковент-Гарденом" тоже была история, связанная с "Аидой" в постановке Роберта Уилсона, с которым моя сущность не сочеталась. Не было никакого скандала, но когда я пришла на репетицию и это все увидела, то сказала: извините, пожалуйста, но я не могу в этом участвовать. Потому что я не марионетка, не робот и к тому же слишком люблю эту оперу.

в: А как же парижская "Бастилия"?

о: В Парижской опере мне предлагали сейчас новую постановку "Аиды", но она попадала на летний период, и я отказалась, потому что летнее время я должна быть с детьми. Им нужно солнце, море...

в: Так вы детей возите с собой по всему миру?

о: Маленького, которому четыре годика, - да. Но старшему уже скоро 21, среднему - 9. Они учатся. Один - в консерватории, другой - в хоровом училище при Капелле.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

интервью

Раздел

опера

Персоналии

Ольга Бородина

просмотры: 3183



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть