Дирижерская палочка как оливковая ветвь

Концерты Даниэля Баренбойма в Берлине

30.12.2004 в 21:49

Даниэля Баренбойма впервые назвали «феноменальным музыкантом» в 1954 году. Ему было одиннадцать лет, и он блестяще сыграл в Зальцбурге с оркестром под управлением легендарного Вильгельма Фуртвенглера. Потрясенный дирижер пригласил мальчика, сыгравшего свой первый концерт в семь лет, выступить вместе с Берлинским филармоническим оркестром. Но родители Даниэля отказались от предложения: прошло всего девять лет после уничтожения нацистского режима, и они побоялись отпустить ребенка в Берлин.

С тех пор маэстро так и не сумел избавиться от эпитета «феноменальный», кочующего из одной посвященной ему статьи в другую. Взыскательные немецкие критики считают Баренбойма — главного дирижера Берлинской государственной оперы и художественного руководителя Чикагского симфонического оркестра — одним из пяти лучших музыкантов мира.

62-летний музыкант много выступает как пианист и дирижер, пишет статьи и книги и обладает феноменальной памятью. Внимательно просмотрев страницу партитуры, он заучивает ее наизусть, может воспроизвести по памяти сонату Бетховена, сыгранную в 17 лет, способен по меньшей мере неделю вообще играть без нот. И разговаривает на семи языках: немецком, испанском, английском, итальянском, французском, иврите и на русском.

«Это для самообороны, — шутит Баренбойм, — должен же я понимать, о чем жена (пианистка Елена Башкирова) разговаривает с нашими сыновьями». «Мне кажется, что мозг у этого дирижера поделен на несколько отделов, работающих независимо друг от друга, — говорит господин Кюхлер — генеральный менеджер Берлинской Штаатскапеллы. — Обычно он приезжает на концерт за несколько минут до начала и по дороге на сцену может обсуждать дела, не имеющие отношения к музыке».

Чаще всего Баренбойм исполняет опусы немецких композиторов: Моцарта, Шуберта, Баха, Бетховена, Брукнера и Малера. Но особое предпочтение отдает Вагнеру. С 1981-го по 1999 год маэстро дирижировал его операми на фестивале в Байройте. В 2002-м попытался организовать альтернативный оперный фестиваль в Берлине, где исполнял оперы Вагнера в течение двух недель. В 2003 году получил «Грэмми» за запись «Тангейзера», а в 2001-м с помощью Вагнера спровоцировал в Израиле скандал, сыграв после «Вальса цветов» Чайковского Вступление и Смерть Изольды из «Тристана и Изольды».

«Я предупредил слушателей, что сейчас буду играть Вагнера, поэтому желающие могут покинуть зал, — вспоминает дирижер. — Конечно, я понимал, что музыка этого композитора находится под неофициальным запретом. Но решил восстановить демократию. К тому же глупо игнорировать Вагнера в стране, где в каждом третьем мобильном телефоне звучит «Полет валькирий». Ушли только 20 слушателей из трех тысяч, сидевших в зале. В финале публика стоя аплодировала оркестру. И хотя некоторые политики после концерта собирались сделать Баренбойма персоной нон грата в Израиле, но здравомыслие победило, и музыка Вагнера стала время от времени звучать в этой стране.

Из французских композиторов маэстро больше всего привлекает Жорж Бизе. В том, что Бизе — его конек и одновременно любимая игрушка, можно было убедиться на репетициях «Кармен» в Берлинской Штаатс Опер (о премьере см. «Культуру» № 50) . Счастливый Баренбойм, похожий одновременно на Наполеона и Тореодора, ежедневно устраивал настоящие спектакли: шутил, раскачивался на высоком табурете, насвистывал мелодии, показывал певцам, как исполнять тот или иной пассаж. И частенько повторял: «Вам нельзя петь слишком теплым звуком. Французская музыка должна быть стройной, рациональной и немного холодноватой, как философия Декарта».

В последние годы маэстро постепенно избавляется от дирижерских нагрузок (в сезоне 2005/06 года он собирается покинуть пост худрука Чикагского симфонического оркестра), предпочитая давать сольные концерты как пианист и заниматься проектом «Западно-восточный диван». После серии мастер-классов, проведенных в рамках этого проекта, Баренбойм организовал оркестр молодых музыкантов из Израиля, палестинских областей, Сирии, Иордании, Ливана и Египта. А сейчас мечтает сыграть с ним симфонические концерты и дать уроки музыки в детских садах и школах в Рамаллахе.

«Каждый час преподавания музыки — это час, свободный от ненависти и фундаментализма. Мы должны не строить стены между нашими странами, а наводить мосты. Знаете, что мне сказал один подросток? Вы — первый человек, который приехал из Израиля и не думает о войне,» — рассказывает дирижер.

В отличие от большинства коллег маэстро в курсе всех политических событий. В его интервью часто повторяется фраза: «Нельзя быть статистами на политической сцене». Порой дирижерская палочка Баренбойма помогает восстановить мир не хуже, чем библейская оливковая ветвь. Во время встречи с журналистами, состоявшейся после концерта, он объяснял провал мирного урегулирования на Ближнем Востоке так, будто говорил о неудачной дирижерской концепции одной из симфоний Бетховена: «Подготовка была слишком короткой, а работа по его воплощению шла слишком медленно». И шутил: «Как-то мне приснилось, что я занял пост премьер-министра Израиля и подписал все соглашения о мире. Жаль, что я проснулся слишком быстро».

Светлана Семёнова

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Персоналии

Даниэль Баренбойм

просмотры: 922



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть