Дирижерская палочка как оливковая ветвь

Концерты Даниэля Баренбойма в Берлине

30.12.2004 в 21:49

Даниэля Баренбойма впервые назвали «феноменальным музыкантом» в 1954 году. Ему было одиннадцать лет, и он блестяще сыграл в Зальцбурге с оркестром под управлением легендарного Вильгельма Фуртвенглера. Потрясенный дирижер пригласил мальчика, сыгравшего свой первый концерт в семь лет, выступить вместе с Берлинским филармоническим оркестром. Но родители Даниэля отказались от предложения: прошло всего девять лет после уничтожения нацистского режима, и они побоялись отпустить ребенка в Берлин.

С тех пор маэстро так и не сумел избавиться от эпитета «феноменальный», кочующего из одной посвященной ему статьи в другую. Взыскательные немецкие критики считают Баренбойма — главного дирижера Берлинской государственной оперы и художественного руководителя Чикагского симфонического оркестра — одним из пяти лучших музыкантов мира.

62-летний музыкант много выступает как пианист и дирижер, пишет статьи и книги и обладает феноменальной памятью. Внимательно просмотрев страницу партитуры, он заучивает ее наизусть, может воспроизвести по памяти сонату Бетховена, сыгранную в 17 лет, способен по меньшей мере неделю вообще играть без нот. И разговаривает на семи языках: немецком, испанском, английском, итальянском, французском, иврите и на русском.

«Это для самообороны, — шутит Баренбойм, — должен же я понимать, о чем жена (пианистка Елена Башкирова) разговаривает с нашими сыновьями». «Мне кажется, что мозг у этого дирижера поделен на несколько отделов, работающих независимо друг от друга, — говорит господин Кюхлер — генеральный менеджер Берлинской Штаатскапеллы. — Обычно он приезжает на концерт за несколько минут до начала и по дороге на сцену может обсуждать дела, не имеющие отношения к музыке».

Чаще всего Баренбойм исполняет опусы немецких композиторов: Моцарта, Шуберта, Баха, Бетховена, Брукнера и Малера. Но особое предпочтение отдает Вагнеру. С 1981-го по 1999 год маэстро дирижировал его операми на фестивале в Байройте. В 2002-м попытался организовать альтернативный оперный фестиваль в Берлине, где исполнял оперы Вагнера в течение двух недель. В 2003 году получил «Грэмми» за запись «Тангейзера», а в 2001-м с помощью Вагнера спровоцировал в Израиле скандал, сыграв после «Вальса цветов» Чайковского Вступление и Смерть Изольды из «Тристана и Изольды».

«Я предупредил слушателей, что сейчас буду играть Вагнера, поэтому желающие могут покинуть зал, — вспоминает дирижер. — Конечно, я понимал, что музыка этого композитора находится под неофициальным запретом. Но решил восстановить демократию. К тому же глупо игнорировать Вагнера в стране, где в каждом третьем мобильном телефоне звучит «Полет валькирий». Ушли только 20 слушателей из трех тысяч, сидевших в зале. В финале публика стоя аплодировала оркестру. И хотя некоторые политики после концерта собирались сделать Баренбойма персоной нон грата в Израиле, но здравомыслие победило, и музыка Вагнера стала время от времени звучать в этой стране.

Из французских композиторов маэстро больше всего привлекает Жорж Бизе. В том, что Бизе — его конек и одновременно любимая игрушка, можно было убедиться на репетициях «Кармен» в Берлинской Штаатс Опер (о премьере см. «Культуру» № 50) . Счастливый Баренбойм, похожий одновременно на Наполеона и Тореодора, ежедневно устраивал настоящие спектакли: шутил, раскачивался на высоком табурете, насвистывал мелодии, показывал певцам, как исполнять тот или иной пассаж. И частенько повторял: «Вам нельзя петь слишком теплым звуком. Французская музыка должна быть стройной, рациональной и немного холодноватой, как философия Декарта».

В последние годы маэстро постепенно избавляется от дирижерских нагрузок (в сезоне 2005/06 года он собирается покинуть пост худрука Чикагского симфонического оркестра), предпочитая давать сольные концерты как пианист и заниматься проектом «Западно-восточный диван». После серии мастер-классов, проведенных в рамках этого проекта, Баренбойм организовал оркестр молодых музыкантов из Израиля, палестинских областей, Сирии, Иордании, Ливана и Египта. А сейчас мечтает сыграть с ним симфонические концерты и дать уроки музыки в детских садах и школах в Рамаллахе.

«Каждый час преподавания музыки — это час, свободный от ненависти и фундаментализма. Мы должны не строить стены между нашими странами, а наводить мосты. Знаете, что мне сказал один подросток? Вы — первый человек, который приехал из Израиля и не думает о войне,» — рассказывает дирижер.

В отличие от большинства коллег маэстро в курсе всех политических событий. В его интервью часто повторяется фраза: «Нельзя быть статистами на политической сцене». Порой дирижерская палочка Баренбойма помогает восстановить мир не хуже, чем библейская оливковая ветвь. Во время встречи с журналистами, состоявшейся после концерта, он объяснял провал мирного урегулирования на Ближнем Востоке так, будто говорил о неудачной дирижерской концепции одной из симфоний Бетховена: «Подготовка была слишком короткой, а работа по его воплощению шла слишком медленно». И шутил: «Как-то мне приснилось, что я занял пост премьер-министра Израиля и подписал все соглашения о мире. Жаль, что я проснулся слишком быстро».

Светлана Семёнова

реклама

вам может быть интересно

Новые звуковые миры Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Персоналии

Даниэль Баренбойм

просмотры: 179



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть