Владимир Тартаковский: «Мюзикл необходимо постигать, а классическую оперетту сохранять...»

25.09.2003 в 16:21

Владимир Тартаковский

«Московская оперетта» открыла новый сезон раньше всех музыкальных театров столицы — в начале августа. О том, чем живет театр в постюбилейный год, рассказывает директор театра, заслуженный деятель искусств России Владимир Тартаковский.

— Чем планируете порадовать зрителей?

— Наступивший сезон будет достаточно насыщенным. Мы приступили к работе над спектаклем «Сильва», премьера намечена на февраль. До недавнего времени в репертуаре сохранялась «Королева чардаша» — один из вариантов кальмановской оперетты. Этот спектакль-долгожитель шел почти 16 лет. Мы понимаем, что время идет и спектакли требуют обновления. В новой «Сильве» за основу взяли вариант, который ставил Григорий Ярон, добавили лучшее, что было в «Королеве чардаша», сделали новую музыкальную аранжировку, и, будем надеяться, получится современный спектакль. Хотелось бы, чтобы он по динамике не уступал мюзиклам. В январе, в Татьянин день, мы будем чествовать Татьяну Шмыгу. Все пожелания именинницы надеемся воплотить в красивом и запоминающемся праздничном вечере. А в мае, в конце сезона, планируем выпустить мюзикл «Ромео и Джульетта». Этот спектакль, основанный на оригинальной французской версии мюзикла, продолжит наше «мюзикловое» направление, начатое «Метро» и «Нотр-Дам де Пари».

— Будут ли в «Ромео и Джульетте» заняты ваши артисты?

— Это решит кастинг, в котором будут участвовать все желающие. Кто победит в соревновании, тот и выйдет на сцену. Так было и в предыдущих наших мюзиклах, где играют и артисты «Московской оперетты». Да и часть танцовщиков в «Метро» и «Нотр-Дам» — из нашего театрального балета. Кастинг — это не так страшно, как может показаться. Мы проводили внутритеатральный кастинг на «Фиалку Монмартра», что дало возможность приглашенному режиссеру узнать способности наших артистов. Кастинг помогает и «своим». Например, постановщик «Сильвы» Инара Гулиева — наша актриса, но она тоже сталкивается с проблемой распределения ролей. Желающих играть много. Вот мы и сказали: «Ребята, готовьте партии и показывайте».

— Ваши артисты с удовольствием участвуют в мюзиклах?

— Это не такой простой вопрос. Артисты, которые занимаются только опереттой, владеют оперным вокалом. А в мюзикле иной вокал — более эстрадный. В наших мюзиклах немало самородков, непрофессионалов, и они отлично справляются с исполнением мюзикла, но не смогут спеть оперетту. Если бы мы устроили кастинг на «Веселую вдову», то, уверен, что на 99 процентов прошли бы наши артисты. Кто-то может совмещать эти жанры, кто-то — нет. А третьим это неинтересно. Герарду Васильеву предлагали сыграть священника Клода Фролло — он отказался. Мюзиклы для наших артистов — дело добровольное. Тем более что для них это — колоссальные дополнительные нагрузки. Меня, честно говоря, в любом случае не расстроят результаты кастинга на «Ромео», потому что нашим артистам есть что делать в оперетте. Без работы никто не останется. В одной из последних премьер театра — концерте «Большой канкан» — участвуют все артисты, а ведь в труппе только солистов более шестидесяти.

— И всем хватает ролей в текущем репертуаре?

— Мы играем не менее 300 спектаклей в год, и все надо обеспечить составами. В каждой оперетте как минимум по три исполнителя на главные роли. И все равно бывают срывы, нередко случаются экстренные вводы. Самые трудоспособные актеры готовят роли впрок и ждут момента. Больной вокалист не может выйти на сцену и спеть. В отличие от драматического артиста, который в случае форс-мажора сыграет и в больном состоянии. Кстати, на Западе такого количества составов нет. Там артисты, связанные серьезными контрактами, умеют соблюдать внутреннюю дисциплину, и болезнь — большая редкость. Например, в парижской «Ромео и Джульетте» было всего две актрисы на главную роль. Одна сыграла 270 спектаклей, а другая, которая ее страховала, 30. И не потому, что первая болела. Ее периодически ставили в афишу, чтобы она была в форме и в непредвиденном случае смогла бы выйти на сцену.

— Мюзиклы, которые идут на вашей сцене, это спектакли театра «Московская оперетта»?

— Да, это спектакли нашего театра, хотя они созданы в партнерстве с компанией «Метро Энтертеймент». Это наш совместный продукт. Функции в тандеме распределялись так: репетировали и выпускали спектакли на базе театра, вся постановочная часть, обслуживающий персонал — наши. Театр делал декорации и костюмы, разрабатывал звуковую и световую партитуры. А все внешние расходы — оплата лицензий на спектакль (а они дорогие), привоз постановочной группы, оплата их расходов, гонорары артистам — брали на себя партнеры. Театр вложил в проект немало сил, и они не пропали даром. Во многом благодаря мюзиклам сегодня у нас отличная, высокопрофессиональная и технически оснащенная постановочная часть. Таких квалифицированных специалистов можно было собрать только на интересный проект, в котором используются все новейшие технологии.

— Складывается ситуация «театра в театре». Не боитесь ли, что популярные мюзиклы отодвинут на второй план классическую оперетту?

— Это два совершенно разных направления. Они живут по разным театральным принципам. Одну и ту же оперетту невозможно играть каждый день. Репертуарный театр на такую эксплуатацию спектаклей и не рассчитан. Сыграть пятнадцать спектаклей «Сильва» нереально. Даже при отличной рекламе. А как играть блоком «Летучую мышь», которая идет пятнадцать лет? И что тогда делать с остальным репертуаром, включающим более десяти названий? Играть «Сильву» и не играть «Марицу»? Тогда что будут делать артисты, не занятые в «прокатном» спектакле? Оперетта живет по художественным и организационным законам репертуарного театра.

Мюзиклы во всем мире существуют по иной схеме. Мюзикл — своего рода индустрия: набираются актеры, выпускается спектакль, играется, окупает расходы, приносит прибыль и... исчезает из репертуара. Исключения, такие как «Фантом Оперы» и «Кошки», очень редки.

И еще. У нас нет традиции, как на Западе, приезжать специально на спектакль из других городов, приобретать билеты за полгода. Наши зрители покупают билеты за несколько дней до спектакля, а часто и накануне или непосредственно перед спектаклем.

Природа мюзикла — продукта масскультуры — иная. Он строится на отдельных номерах, трюках, «эмоциональных ударах», это своеобразный парад аттракционов. Кстати, Московская оперетта и раньше осваивала мюзикл. Весьма успешно. У нас шли такие спектакли, как «Моя прекрасная леди», «Вестсайдская история» и оригинальный отечественный мюзикл «Сибирские янки».

Так что мы не боимся совмещать мюзиклы, созданные с артистами, набранными по кастингу на разовую работу, и репертуарные оперетты, в которых занята постоянная труппа. Если бы у нас была малая сцена — мы бы пробовали что-то еще. Но, к сожалению, на одной площадке достаточно старого театра это невозможно.

— Вы находитесь на одной из самых «зыбких» московских улиц, где дома дают трещины и, если вспомнить историю годовалой давности, просто рассыпаются. Как решается проблема уникального здания театра?

— Постановление о реконструкции театра подписано еще в 1997 году, но пока нам некуда переехать. Обречь театр на гастрольную жизнь в течение нескольких лет равносильно потере коллектива. Недавно появилось постановление о строительстве Театра мюзикла, где на время реконструкции исторического здания на Пушкинской улице разместится Оперетта. Театр мюзикла планируется построить рядом с парком Горького, около пруда. Место замечательное. Сейчас решается вопрос о возможности строительства на земле, которая является памятником садового творчества федерального значения.

— Вы убедили меня в том, что в театре могут дружно сосуществовать и оперетта, и мюзикл. Но почему не отечественные мюзиклы, а западные образцы?

— Для России жанр мюзикла новый, его национальные черты еще не сформировались. Мы учимся понимать, играть и ставить мюзиклы. А учиться необходимо на образцах. Постановки западных аналогов необходимы для того, чтобы начали появляться хорошие отечественные мюзиклы.

Уверен, что мюзикл надо постигать, а классическую оперетту сохранять. Что мы и делаем. Вообще, классическая оперетта осталась только у нас. Театры оперетты Варшавы и Братиславы, Праги и Будапешта, где еще недавно были сильные труппы, переориентировались на мюзиклы. В Вене оперетта представлена только «Летучей мышью» и «Веселой вдовой», которые идут в Опере, где спектакли прежде всего поют. А оперетту нужно не только петь, но и играть. Легко, весело и задорно.

Беседу вела Елена Федоренко

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

опера

Театры и фестивали

Московский театр оперетты

Произведения

Сильва

Словарные статьи

мюзикл, оперетта

просмотры: 336



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть