Михаил Плетнев: «Речь идет о разрушении нашего оркестра»

17.04.2003 в 22:36

Созданный в 1990 году Михаилом Плетневым Российский национальный оркестр сразу занял свое место в российской музыке. И дело было не только в высоком исполнительском уровне и профессионализме собранных музыкантов. РНО стал первым оркестром, чье финансирование осуществляло не государство, а частный капитал, в том числе и иностранный.

С момента образования по 1999 год художественным руководителем и главным дирижером РНО являлся Михаил Плетнев. Затем в течение трех лет этот пост занимал Владимир Спиваков. И вдруг в январе 2003 года руководство РНО решило изменить политику управления оркестром. Пост главного дирижера был упразднен, а вместо него сформировали коллегию дирижеров.

В 2003 году в нее вошли такие музыканты, как Кент Нагано, Пааво Берглунд и, конечно, Михаил Плетнев. Владимир Спиваков решил пойти другим путем и при поддержке Министерства культуры РФ организовал Российский национальный филармонический оркестр (РНФО). На пресс-конференции, состоявшейся в Культурном центре «Оркестрион» 12 апреля, Михаил Плетнёв изложил свое видение сложившейся ситуации.

— Михаил Васильевич, разговоры о том, что ваш оркестр вовсе не российский и тем более не национальный, раздаются не только у вас за спиной. Как вы реагируете на это?

— Для меня это утверждение звучит крайне несправедливо и обидно. В последнее время я часто читаю о том, что деятельность РНО России не нужна. Как же так получается? За все годы существования РНО никогда не ходил с протянутой рукой. Нам казалось, что у государства есть более важные дела — у стариков нищенские пенсии, врачам с учителями месяцами не платят зарплату. РНО старался находить средства для существования у спонсоров, даже у иностранных. Старался находить единомышленников среди бизнесменов, увлекать своей идеей...

Не Российский? Мы каждый год регулярно ездим с гастролями по российским городам, даем концерты. Залы всегда переполнены, слушатели нуждаются в нашей музыке. Конечно, такие гастроли не приносят больших доходов, но мы делаем это по зову сердца. За рубежом РНО стал настоящим символом России. Ведь исполняем мы в основном произведения русских композиторов. И после всего этого РНО обвиняют в лжепатриотизме! Мне это непонятно.

— Кстати, РНО не первое название вашего оркестра?..

— Да, действительно. Наш оркестр первоначально имел еще один эпитет — симфонический. Но администрация, которая тогда владела РНСО, оказалась непригодной для дальнейшей работы. Так как по закону они имели право на оркестровую структуру под названием РНСО, я решил создать другую — РНО. По сути, в музыкантском составе оркестр не изменился — сто процентов исполнителей перешло в новую структуру. Только название другое.

— Я вижу, вы вполне уверены в творческой силе своей команды. Почему же вы так болезненно относитесь к созданию нового коллектива — разве плохо для России иметь еще один профессиональный оркестр?

— Представьте себе такую картину: вы приходите усталый после работы домой, а в вашей квартире, в вашем любимом кресле, в вашей одежде сидит чужой человек. Как вы на это отреагируете? Оркестр можно создавать — с новой идеей, с новым лицом. Но нельзя оркестр воровать. Я категорически против этого. С момента появления РНО был уникален. И мы хотим сохранить его творческие ценности.

— Каким будет ваш следующий шаг в выяснении ситуации с РНФО? Начнете судебную тяжбу или попытаетесь мирно решить проблему?

— Новое название возникло неслучайно. И с какой целью — понятно. К сожалению, Россия не та страна, в которой правовой стороне дела уделяется достаточное внимание. Я много выступаю за границей. Там нынешняя ситуация с оркестрами вызывает или недоумение, или возмущение, или смех. Недавно в Нью-йоркской филармонии с одним известным дирижером также не был продлен контракт. И это нормально. Никому и в голову не придет, что этот дирижер побежит к Бушу, поплачется ему в жилетку — и Буш подарит дирижеру новый оркестр. Это смешно! Но я знаю, что РНО как торговая марка защищен международным правом. Так что мы можем защищаться, тем более при попытке нанести ущерб нашему оркестру.

— Но как же быть с музыкантами? Наверняка оркестру Спивакова тоже понадобятся классные профессионалы...

— Конечно, питаться РНФО будет, скорее всего, за счет РНО. Как к этому отнестись? Музыканты — это живые люди. А мы никогда никого силой не удерживали.

— Понятно, что речь идет уже о человеческих отношениях. Но в свое время вы сами пригласили Спивакова на пост главного дирижера...

— Да, я лично позвонил Владимиру Теодоровичу, пригласил его в РНО. Он — выдающийся музыкант, превосходный скрипач. Мне показалось, что наше сотрудничество будет интересно обеим сторонам. Может, поначалу Спиваков чувствовал себя немного неуверенно в новом качестве, но я предложил ему свою помощь. Мы давали вместе концерты: главный дирижер Владимир Спиваков и солист Михаил Плетнев.

Я до сих пор отношусь к Спивакову как к большому музыканту, творческому человеку со своим вкусом и взглядом на музыку. Да, контракт с ним продлен не был — администрация РНО для успеха оркестра выбрала другую политику управления. Бог свидетель — не я виновник разрыва.

Мы предложили Спивакову место в делегации дирижеров, я хотел и хочу сотрудничать с этим музыкантом. Но я вижу, что его действия по отношению к РНО и ко мне стали носить враждебный характер. И вот он уже говорит, что 80 процентов музыкантов РНО уйдут в РНФО — речь идет о разрушении нашего оркестра. Мне жаль, что так вышло.

Анна Цветкова

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама





Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть